Малышев Л. А.

Морская лейб-гвардия в Первой мировой войне

В начале XX века Россия стремилась не отставать от других морских держав. Она заказывала современные боевые корабли для своего флота за рубежом и показывала корабли, построенные на своих верфях. Лучшие из этих кораблей передавалисьМорскому Гвардейскому экипажу, который занимал по старшинству в императорской лейб-гвардии России третье место после Преображенского и Семеновского полков.

В Первой мировой (Великой) войне 1914-1917 гг. Морскому гвардейскому экипажу, традиционно пришлось (как и в течениевсех предыдущих двухсот лет историиРоссии) решать многоплановые задачи: воевать на море и на суше, выполняя по-прежнему охранные функции императорской лейб-гвардии. Однако до сих пор об этом крайне редко упоминалось в военной литературе и публицистике [1, 2, 3].Напомним ниже, как это было 100 лет назад.

К началу Великой войны, к середине июля 1914 г., в Гвардейском экипаже по списку состояло: адмиралов и генералов - 7; штаб и обер-офицеров: строевых - 52, различных корпусов - 17, врачей - 9, по адмиралтейству -12, нижних чинов - около 2000.

Боевые корабли Гвардейского экипажа в эти годы постоянно находились в море. Так крейсер Гвардейского экипажа «Олег» каждое лето обычно входил в состав отряда Морского корпуса, а осенью отправлялся в заграничные плавания. Эскадренные миноносцы Экипажа «Войсковой» и «Украйна» несли поочередно охрану во время плаваний императорской семьи или стояли в готовности на рейде в районе морских царских резиденций.

Во время войны 1914-1917 гг. крейсер «Олег» и эскадренные миноносцы «Войсковой» и «Украйна» совместно с Балтийским флотом защищали от неприятельского флота Кронштадт и Санкт-Петербург, а также обеспечивализащиту с моря флангов нашей армии на юге и севере Финского залива. Они несли охранную и дозорную службу, занимались постановкой мин в своих и неприятельских водах участвовали в обороне Рижского залива и Моодзунда [2].

Все императорские яхты Экипажа, кроме «Александрии» 2-ой, были поставлены на береговое отопление, а офицеры и команды отправлены в казармы.18 июля 1914 г. в Экипаже был получен приказ о мобилизации. Не желая распределять офицеров и матросов с императорских яхт на корабли флота, было решено сформировать по опыту предыдущих войн два отдельных батальона, которые будут воевать на сухопутном фронте вместе с императорской гвардией. Первый батальон был составлен из 1 роты «Ея Величества» и 2 роты, а второй батальон - из 3 и 4 рот Гвардейского экипажа. Из армейского интендантства было получено для офицеров и матросов защитное обмундирование [2].

В августе 1914 г. оба батальона прошли курс полевых маневров и учебныхстрельб и в конце месяца были готовы к походу.Для отличия от других сухопутных частей у гвардейских моряков на левом рукаве выше локтя были вышиты якоря.Командиром 1-го батальона Экипажа был назначен капитан 1 ранга А.С.Полушкин, 2-го - капитан 1 ранга, князь С.А.Ширинский-Шахматов.

В конце августа 2 батальон Экипажа выступил впоход и 1-го сентября 1914 г. прибыл в Ковно по железной дороге.Как только батальон был высажен из вагонов, его тут же распределили по речным пароходам и моряки получили приказание: собрать на реке Неман баржи, спустить их вниз по течению и затопить у местечка Ильгово.После этого 2-ой батальон обеспечивал на пароходах охрану сообщений по Неману до немецкой границы у Шмаленникен. Кроме того, у Ковенской крепости моряками были поставлены фугасные заграждения, а вниз по течению реки пускались мины, на которых подорвалось несколько немецких судов.

Несколько ранее, 7 сентября 1914 г., 1 батальон Экипажа был погружен на поезда и через три дня прибыл в Новогеоргиевскую крепость на реке Висле. Там моряками Экипажа был вооружен принадлежавший крепости пароход «Наревский минер». На него поставили четыре 47 мм. пушки и четыре пулемета, а борта и рубка парохода были защищены стальными щитами.

Вскоре в крепости Новогиоргеевск для действий на Висле были вооружены Экипажем ещё два парохода. Первый, реквизированный у немцев «Фюрстенберг» и переименованный в «Вислянин», под командованием лейтенанта Хвощинского. Второй до вооружения был небольшим пассажирским пароходом «Плотчанин», командиром которого назначили мичмана Керн. Дополнительно на Вислу из Петрограда были доставлены два моторных катера. На одном было установлено две 37 мм. пушки, второй предназначался для связи. На всех пароходах и катерах Экипажа были подняты Андреевские флаги [3].

В первых числах декабря 1914 г. к 1 батальону были присоединены некоторые части из крепости Вышогруда и образован Отдельный Вышогрудский отряд, под командой командира этого батальона капитана 1 ранга Полушкина.

В состав Отдельного Вышогрудского отряда вошли:1 батальон Гвардейского экипажа;3 батальон пограничного полка; 8 сотня 1 пограничного полка;2 батарея 79 артиллерийской бригады;6 крепостная гаубичная батарея; 6 легкая и 11конная ополченская батарея; 3 эскадрон 6 гусарского Клястицкого полка. Интересно, что командиром этого разношерстного отряда был назначен корабельный офицер, который до этого момента и вскоре после него командовал лишь боевыми кораблями Экипажа (эскадренный миноносец «Украйна», яхта «Александрия» и крейсер «Олег»).

Многоплановая задача этого Отдельного отряда состояла в сторожевом охранении правого берега Вислы, препятствии переправам немцев через реку и в поддержке наших армий в этом районе. Эту боевую задачу 1 батальон Экипажа с частью выполнял с ноября 1914 г. по март 1915 г. [3].

7 ноября Отдельный Вышогрудский отряд посетил Великий князь Кирилл Владимирович, причисленный к Гвардейскому экипажу. Ранее , 27 октября 1914 г., он был назначен Начальником морских батальонов в Действующей армии, а позже, 16 марта 1915 г., был назначен командиром Гвардейского экипажа.

Зимой 1914-1915 гг. 2 батальон Экипажа постоянно передавали из подчинения то в Вышогрудскую крепость, то в армейский корпус и обратно.

Наконец 7-го марта 1915 г. 1 батальон был вызван в Одессу, для принятия участия в предполагаемом десанте русских войск у пролива Босфор в Турции. Вскоре 13 марта 1 и 2 батальоны Экипажа собрались вместе в Варшаве, а 18 марта оба батальона были погружены в поезда и отправлены в Одессу для подготовки к десанту в Турцию.

Идея высадки десанта у Босфора родилась после того как Министру иностранных дел России Сазонову удалось заручиться согласием Союзного командования в том, что в случае победы союзников, Константинополь и проливы будут по мирному договору, предоставлены России. Поэтому Ставка начала приготовление к операции высадки десанта в Турцию и в связи с этим на Черном море была образована специальная Транспортная флотилия из 60 пароходов под командованием контр-адмирала А.А.Хоменко. В районах Одессы и Севастополя начали сосредотачиваться войска для этого десанта.Предполагалось, что Гвардейский экипаж первым высадится на турецких берегах и займет плацдарм для дальнейшей высадки основных сил десанта (7-ой армии под командованием генерал-адъютанта Щербачева).

По прибытии в Одессу оба батальона Экипажа были сведены в один, который назвали «Отдельный батальон Гвардейского экипажа». Для отличия от других частей на левом рукаве моряков выше локтя были вышиты якоря. Командованием этим Отдельным батальоном Экипажа вступил капитан 1 ранга А.С.Полушкин, а командир бывшего 2-го батальона Экипажа – капитан 1 ранга, князь С.А.Ширинский-Шахматов, был назначен командиром отряда в Транспортную флотилию к контр-адмиралу А.А. Хоменко. При подготовке этого Отдельного батальона к десанту, Из Петроградав Одессу специально доставили боевое знамя и оркестр Гвардейского экипажа. 14 апреля 1915 г. в Одессу прибыл Император Николай II. Он произвел смотр Отдельного батальона Экипажа и вручил отличившимся в боях нижним чинам 20 Георгиевских крестов. Обращаясь к личному составу батальона, Император сказал [1]:

«Я счастлив, что могу напутствовать Гвардейский Экипаж перед выступлением во второй для него поход...Во время последней турецкой войны Гвардейский экипаж занимал Константинополь. Уверен, что Господь Бог приведет вам и ныне вступить в Царьград, во главе наших победоносных войск».

Командование Черноморского флота внесло в Ставку верховного командования предложение о проведении десантной операции в районе Босфора с целью быстрейшего захвата Константинополя. Морской отдел Ставки в лице адмирала Русина поддержал предложение командования Черноморского флота. Но Ставка Верховного командования поставила условие: войска высаживать только в ближайший оборудованный порт Болгарии, а таким оказался Бургас, находящийся на значительном расстоянии от Босфора. Кроме того, необходимо было еще получить согласие «пронемецки настроенных» болгарских властей.

17 июля 1915 г. Отдельный батальон Гвардейского Экипажа в количестве 28 офицеров и 1460 нижних чинов прибыл в Севастополь в распоряжение командующего Черноморским флотом адмирала А. Эбергарда и приступил к подготовке десантной операции. Для осмотра и выбора возможного места высадки десанта на Анатолийское побережье Турции в районе Самсуна был откомандирован на миноносец лейтенант Хвощинский, который обошел на этом корабле все побережье до Батума, а затем вернулся в Севастополь.

25 июля в Севастополь прибыл Великий князь Кирилл Владимирович и на следующий день выполнил поручение Императора Николая II. Он передал Гвардейскому экипажу крест из медных грошей, пожертвованных на свечи солдатами войск при прохождении их через Одессу в Севастополь ещё в 1854 г., для водружения его над храмом Святой Софии в Константинополе. Отдельный батальон принял этот крест на торжественной церемонии во дворе Белостоцких казарм в Севастополе, где он был построен с Георгиевским знаменем и оркестром, и обещал выполнить это важное поручение Императора.

31 июля в Херсонесской бухте у Севастополя была произведена посадка батальона на транспорты «Иерусалим», «Афон», «Саратов». Отряд транспортов под конвоем крейсеров «Кагул», «Память Меркурия», отряда эскадренных миноносцев, в сопровождении двух вспомогательных крейсеров и посыльного судна «Алмаз» с гидропланами вышел к месту высадки десанта, совершил условный переход морем. Перед подходом конвоя к району высадки была произведена авиационная разведка. В 7 часов утра 1 августа отряд подошел к устью реки Кача и высадился на крутой высокий берег «захватив неприятельские укрепленные высоты». За высадкой десанта наблюдал Великий князь Кирилл Владимирович, который ночевал с 31 июля на 1 августа на транспорте «Саратов» и выходил на нем в море. С начала августа до конца ноября 1915 г. были проведены и другие тренировки по повышению боевого мастерства Отдельного батальона Гвардейского Экипажа [3].

Подготовка к десантной операции продолжалась. К участию в десанте планировались:в первом броске десанта Гвардейский Экипаж; 2 полка 16 корпуса;3 Туркестанская стрелковая бригада;Кавказская кавалерийская дивизия;Отдельная Донская Казачья бригада;авиационный дивизион.

Доставку десанта к месту высадки планировалось произвести Транспортной флотилией, насчитывающей около 60 транспортов, под прикрытием всех сил Черноморского флота.Однако достигнуть договоренности о предоставлении порта Бургас не удалось. Болгарские власти за эту «услугу» России потребовали, чтобы она оказала давление на Сербию отдать Болгарии принадлежащую ей часть Македонии. Сербия категорически отказала выполнить просьбу России. Узнав об этом, Николай II, якобы, с горечью сказал: «Я же из-за них начал войну» [2].

В ноябре 1915 г. командование русской армии от высадки десанта в Константинополь отказалось. Отдельный батальон Гвардейского экипажа был погружен на транспорты и доставлен в Николаев, откуда 12 декабря прибыл в Подволочиск. Позже он был причислен к 3 лейб-гвардии Стрелковому полку, входившему в состав 2 Гвардейского корпуса, который совместно с 1 Гвардейским корпусом был объединен в Гвардейский отряд под командованием генерал-адъютанта Безобразова.

Позже батальон Гвардейского экипажа был вместе с Гвардейским отрядом переведен с юга на север, поставлен в феврале 1916 г. в резерв и простоял около города Рыжицы, Псковской губернии в имении Адамове до конца мая 1916 г., после чего вместе с Гвардией прибыл в Ковельский район.

Летом 1916 г. Ставка планировала наступление русских армий на немецкие позиции по всему Северо-Западному фронту.В Ковельском районе батальон Экипажа находился все время на передовых позициях в окопах под огнем противника и понес незначительные потери – были убиты и ранены 15 человек.

Общее наступление армий было назначено на 15 июля. После 4 часовой артподготовки Гвардия перешла в наступление. Батальон Экипажа находился в первой линии окопов напротив деревни Щюрино, в промежутках между лейб-гвардии Павловским полком слева и лейб-гвардии 3 Стрелковым полком – справа.Батальону Экипажа была поставлена боевая задача – выбить немцев из д. Щюрино и отбросить противника за г. Стоход. Около 10 часов утра наступление начал 3-й Стрелковый полк и занял несколько линий немецких окопов справа от Щюрино. Немцы, сгруппировав свои резервы, контратаковали стрелков и их атака захлебнулась. Тогда лейтенант Гвардейского экипажа Хвощинский со своей 2 ротой моряков атаковал немцев во фланг в штыки, чего они никак не ожидали и стали отступать, неся потери. Стрелки присоединились к атаке моряков и при поддержке гвардейской артиллерии захватили восемь рядов немецких окопов. Немцы начали отступление, последовавшее по всему фронту. Пройдя немецкие окопы, батальон Экипажа к вечеру занял новые позиции и окопался в них. Эта победа далась нелегко, потери Отдельного батальона Гвардейского экипажа составили: 50 человек убитыми и 120 ранеными. Трофеями были захвачены две батареи артиллерии, несколько пулеметов, оружие, снаряжение и около 160 человек пленных. Опрос пленных установил, что перед Экипажем был один из Ганноверских полков [1].

Лейтенант Хвощинский был награжден орденом Св. Георгия 4 степени за решительное предупреждение контратаки противника, которое позволило другим частям русской армии разбить противника и отбросить его на 10 верст. Около 70 человек моряков-гвардейцев были награждены Георгиевскими крестами, в том числе ефрейтор А.И.Поляков и матрос А.В.Шинкаренко.

За эти дни боев, известных в истории как «бои за Стоход» или как «Ковельская операция», русская Гвардия потеряла около 32 000 человек убитыми, не считая раненых. Гвардия понесла невосполнимые потери, но, погибая, не отступила. Простояв несколько дней в районе Стохода, Гвардейские корпуса были заменены стрелковыми частями и выведены в тыл для пополнения и отдыха.В конце августа 1916 г. Гвардейские части были возвращены на фронт. Гвардейская стрелковая дивизия, с приданным ей Отдельным батальоном Гвардейского экипажа и гаубичной артиллерией, получила участок дер. Шельвова – Квадратный лес.В боях за Квадратный лес, которые продолжались 3, 7, 19 и 21 сентября 1916 г., особенно отличились пулеметные команды Отдельного батальона Экипажа. Около 30 Георгиевских крестов и медалей были наградами за мужество и стойкость моряков в этих тяжелых и кровопролитных боях [1].

В начале1917 г. Отдельному батальону Гвардейского экипажа было приказано срочно вернуться сначала в Одессу, а затем сразу же поездом в Петроград. 15 февраля Отдельный батальон прибыл на ст. Александровка под Царским селом и отправлен на охрану царской семьи. Затем этот батальон Гвардейского экипажа был разделен на три отряда.

Первый отряд (в составе 1 роты «Ея Величества» и 3 роты) был размещен в Александровском дворце, в котором проживала семья императора. Там же находился командир батальона капитан 1 ранга С.В. Мясоедов-Иванов и большинство офицеров.

Второй отряд под командованием старшего лейтенанта В.В. Хвощинского состоял из 2 роты и пулеметной команды. На него возлагалась оборона главных подступов со стороны Петрограда (участок дороги от Пулково до Царского села).

Третий отряд под командованием старшего лейтенанта В.А. Кузьминского состоял из 4 роты, подрывной команды, минеров, телеграфистов мотористов и других корабельных специалистов был размещен в 3 километрах от ст. Александровка в селе Редьково-Кузьмино. В дни февральской революцииматросы 2 и3отрядов интенсивно делились информацией о событиях, происходящих в Петрограде.

1 марта 1917 г. оба отряда покинули расположение у Царского Села и прибыли в свои столичные казармы, пройдя строем через Нарвские ворота (как в 1814 году после войны с Наполеоном). 2 марта 1917 г. в казармах Экипажа состоялись выборы нового командира. Им сталпо общему голосованию нижних чинов капитан 1 ранга Лялин Михаил Михайлович.

В историю боевой деятельности Гвардейского экипажа в период Первой мировой войны входит не только участие его Отдельного батальона на сухопутном фронте, но и переход крейсера «Варяг» от Владивостока до Романова-на-Мурмане (ныне Мурманска). Морское министерство России обратилось к Японии о продаже новых миноносцев, но получило отказ. При этом японцы предложили продать несколько бывших русских кораблей, потопленных в Русско-Японскую войну 1904-1905 гг. и восстановленных Японией.Таким образом, в начале 1916 г. были выкуплены обратно русские линейные корабли «Полтава» (переименованный в «Чесму»), «Пересвет» и крейсер «Варяг».

Крейсер «Варяг», после затопления в 1904 г. в Чемульпо, был поднят японцами, отремонтирован и служил в японском флоте с 1907 по 1916 гг. под именем крейсера «Soya» для морской практики кадетского отряда моряков. В 1917 г. японцы планировали сдать его из-за ветхости на слом.

Крейсер был зачислен в состав кораблей Гвардейского экипажа в самом начале 1916 г. В январе-феврале изГвардейского экипажа была выделена значительная часть офицеров и 300 нижних чинов для подготовки иперевода крейсера «Варяг» с Тихого океана во флотилию Северного Ледовитого океана для охраны военных перевозок.В марте того же года эшелон с новым экипажем крейсера, собранным из специалистов крейсера «Олег», миноносцев «Войсковой» и «Украйна», а также 100 матросов, призванных из запаса, был отправлен во Владивосток.В начале марта капитан 1 ранга Гвардейского экипажа К.И. фон Ден 2-ой, назначенный командиром крейсера «Варяг», и 5 офицеров Экипажа убыли из Петрограда для приемки корабля от японцеви прибыли во Владивосток только21 марта.

На рассвете 25 марта 1916 г. на горизонте показались линкоры «Чесма», «Пересвет» и крейсер «Варяг» в сопровождении японского крейсера «Ибуки». Выкупленные корабли встал на якорь в бухте Золотой Рог. 26 мартаони были спешно переданы русским командам и японцы на крейсере «Ибуки» тотчас убыли из Владивостока.27 марта 1916 г. на «Варяге» были подняты Андреевский флаг, гюйс и Георгиевский вымпел - знак принадлежности к Гвардейскому экипажу.

30 марта во Владивосток прибыл второй эшелон команды крейсера, отобранный на фронте из Отдельного батальона Гвардейского экипажа, в количестве 300 человек нижних чинов, 5-ти офицеров и священника.

При тщательном осмотре корабля было установлено, что крейсер нуждается в существенном ремонте для приведения в боевой вид. Эти необходимые работы продолжались в течение последующих 3-х месяцев. Из Сибирского Флотского Экипажа (расквартированного во Владивостоке) было отобрано 70 матросов нужных специальностей, и они тоже были зачислены в Гвардейский экипаж на крейсер «Варяг». После ремонта в мая крейсеруспешно прошел в море ходовые испытания и провел артиллерийские стрельбы.

18 июня 1916 г. Отряд Судов Особого Назначения в составе линейного корабля «Чесма» и крейсера «Варяг» под командованием контр-адмирала А.И.Бестужева-Рюмина убыл из Владивостока в дальний поход. Этот Отряд проследовал с 18 июня до конца августа по маршруту: Гон-Конг-Сингапур-Коломбо (о. Цейлон)-Аден. Далее из Адена, пройдя Красным морем и Суэцким каналом, корабли Отряда прибыли 7 сентября в Порт-Саид.Из Порт-Саида «Чесма» была направлена в греческие Солоники на смену крейсеру «Аскольду», а «Варяг» продолжил переход на Северный Ледовитый океан один. Весь остаток маршрута, до самого Романова-на- Мурмане, «Варяг» шел «по боевому» – команда все время стояла у орудий, а крейсер находился в полной боевой готовности. 16 октября крейсер прибыл в Глазго, где был специально подготовлен для плавания в холодных полярных широтах и льдах. 7 ноября «Варяг» вышел из Глазго и прибыл 17 ноября 1916 г. в порт Романов-на-Мурмане. Однако стоянка в портуоказалась однообразной. Многие офицеры получили отпуска после 5-ти месячного похода, а командир «Варяга» - капитан 1 ранга фон Ден 2-ой убыл в Петроград для доклада о состоянии крейсера после длительного перехода в 15 864 мили. Корабль нуждался в капитальном ремонте, и было принято решение отправить «Варяг» в Англию, поскольку такого сложного ремонта на севере России сделать было нельзя. На боевую вахту по охране Северных морей заступил пришедший 12 января 1917 г. в Романов-на-Мурмане линейный корабль «Чесма» [2].

24 февраля «Варяг» вышел на ремонт в Англию и прибыл 6 марта в порт Ливерпуля.В Англии среди матросов «Варяга» начались брожения, вызванные разными противоречивыми слухами о революции в России. Наконец, пришло распоряжение Главного Морского Штаба из Петрограда о возвращении всех матросов, призванных из запаса,в Россию и об отправке остальных, а также части офицеров в Америку для комплектования купленных там яхт.Позже ввиду отсутствия финансирования на ремонт крейсера, англичанами было принято решение об освобождении «Варяга» от русской команды.28 августа 1917 г. около 30-ти оставшихся матросов команды крейсера во главе с подпоручиком по адмиралтейству Истоминым были отправлены на Родину. К середине декабря 1917 г. оставшиеся 10 матросов охраны «Варяга» были списаны на берег и заменены одним английским кондуктором и пятью английскими матросами.Крейсер «Варяг» после окончания войны был отбуксирован в Шотландию и затем продан на слом. В конце 1917 - начале 1918 г. в Экипаже шла демобилизация моряков призыва 1907-1910 гг.

Февральская революция 1917 г. и последующий за ней развал в России, прекратили дальнейшую деятельность Гвардейского Экипажа. Император Николай II подписал добровольное отречение от власти, поэтому отпала и необходимость в такой морской лейб-гвардии России, обязанности которой исполнял Морской Гвардейский экипаж более 200 лет.Наконец, Приказом № 105 от 03 марта 1918 г. Командующего Балтийским флотом Экипаж был упразднен «за ненадобностью»[2].

Литература

1. Таубе Г.Н. Описание действий Гвардейского экипажа на суше и на море в войну 1914–17 гг. Изд. Журнала «Морские записки» Общества бывших русских морских офицеров в Америке. – Нью Йорк, 1994. С. 195-228.

2. Малышев Л.А. Морской Гвардейский экипаж. 300 лет. История и современность. Изд. МСТ. – СПб., 2011. – 334 с.

3. Малышев Л.А. Гвардейский экипаж в войне 1914-1917 годов. Изд. Militari Крым, Специальный выпуск к 100-летию Первой мировой (Великой) войны № 5. – Симферополь, 2014. С. 3- 13.

Популярно в социальных сетях

 

 

Последние материалы
Последние изображения
  • IMG_2811.jpg
  • Perkins-D-cover.jpg
  • genprokuratura-proverit-microsoft-i-ee-operacionku-windows-10-small.jpg
  • IMG_2709.jpg
  • viktor-evtuhov-minpromtorg-otricaet-dempingovye-postavki-stali-v-kanadu-small.jpg
  • denis-manturov-sankcii-pomogli-uvelichit-obem-promyshlennogo-proizvodstva-small.jpg
  • denis-manturov-my-vpervye-operedili-ssha-s-tochki-zreniya-proizvoditelnosti-truda-small.jpg
  • U.S.-Chamber-of-Commerce-3.jpg
  • U.S.-Chamber-of-Commerce-2.jpg
  • IMG_2679.jpg
  • ispytatelnaya-skorost-superskorostnyh-poezdov-kitaya-mozhet-dostich-1500-km-ch.jpg
  • chleny-amerikanskoj-torgovoj-palaty-protiv-vvedeniya-zakona-o-lokalizacii-personalnyh-dannyh-grazhdan-rossii-small.jpg
  • passazhirskij-katamaran-iz-ugleplastika-stroyat-v-peterburge-small.jpg
  • IMG_2683.jpg
  • nekachestvenno-prepodavaemye-discipliny-i-nizkoehffektivnye-metody-obucheniya-v-vuzah-small.jpg