Кононеко С. В.

Исторические аспекты развития парашютизма в России (1910—1940гг.)

Во все времена люди хотели «летать как птицы», полагаем, что именно этим объясняется неуемное желание людей придумать парашют. История парашютов и парашютного спорта весьма богата. Менялись как конструкции парашютов (от чертежа пирамидального парашюта Леонардо да Винчи до современного парашюта типа «крыло»), так и основное их предназначение. Изначально простейшие парашюты использовались для спуска с возвышенностей. Тогда в применение парашютов не было особой необходимости. Однако с появлением авиации и воздухоплавания, парашют получил практическое применение – спасение жизней людей, вынужденных покинуть самолет или воздушный шар на большой высоте [1]. Наиболее удобным для этой цели оказался ранцевый парашют, изобретенный Глебом Евгеньевичем Котельниковым, историческая заслуга которого, заключалась не в открытии принципа действия парашюта — он был известен давно, еще со времен Леонардо да Винчи, а в применении этого принципа к реальным условиям авиации, в создании работоспособного спасательного устройства. Котельников понял, что парашют должен в полете всегда находиться с летчиком.

Парашют Г. Е. Котельникова РК-1 (Русский Котельникова – первый) был огромным достижением в создании спасательной техники в авиации и воздухоплавании. Его масса была чуть больше 7 кг, а масса металлического ранца (размером 38х28х14) составляла 2 кг. Купол шили из натурального шелка, а в его кромку зашивали стальной тросик для быстрейшего и надежного раскрытия парашюта. Привязная система парашюта РК-1 размещалась на летчике таким образом, что динамический удар, возникающий при раскрытии купола, распределялся равномерно по всему телу парашютиста (в отличие от французского парашюта «Жюкмесс», крепившегося в одной точке) [2].

9 ноября 1911 года Г.Е. Котельникову было выдано охранное свидетельство на его изобретение — «спасательный ранец для авиаторов с автоматически выбрасываемым парашютом». Охранное свидетельство означало, что заявка принята к рассмотрению. Однако русский патент на первый ранцевый парашют так и не был получен. В начале января 1912 г. изобретение было заявлено во Франции; весной того же года Г.Е. Котельникову был выдан французский патент [3]. К середине 1912 года конструкция ранца Котельникова была полностью отработана и успешно прошла испытания с манекеном, однако, чиновники испытывали недоверие к этому отечественному изобретению, что и привело к тому, что до 1914 года парашют так и не получил практического применения.

В ходе начавшейся Первой мировой войны большинство пилотов военных аэропланов, сбитых противником или потерпевших бедствие по другим причинам, погибали при аварии или были тяжело травмированы – все это требовало принятия определенных мер по снижению числа безвозвратных потерь летного состава [4].

Начальным шагом в этом направлении стало применение парашютов для спасения летчиков самолетов, на борту которых возникала аварийная ситуация. Впервые это было реализовано в России. В 1917 году для оснащения экипажей тяжелых бомбардировщиков «Илья Муромец» было поставлено 70 парашютов РК-1. Некоторое их количество поступило и в воздухоплавательные части. Однако военное ведомство, снабдив экипажи самолетов ранцами Котельникова, не позаботилось о том, чтобы ознакомить членов экипажей с устройством парашюта, с его укладкой, а также с правилами применения. Летчики тяжелых самолетов относились к парашютам с безразличием и недоверием. Вскоре эти парашюты были переданы в воздухоплавательные роты. Но ранцы в тесной корзине аэростатов сильно мешали. Тогда купол парашюта без ранца стали подвешивать к оболочке аэростата на тонком шпагате с тем, чтобы при прыжке сорвать парашют. Это, конечно, было шагом назад. Кроме того, недостаток этого способа состоял в том, что свободно подвешенный парашют раскрывало ветром и срывало с аэростата. Так, 12 января 1917 года внезапно раскрывшийся и оторвавшийся от оболочки парашют Г.Е. Котельникова насильно вытащил из корзины воздухоплавателя Мишкойта, несмотря на экстренную ситуацию, спуск его на землю прошел благополучно.

Для исключения подобных случаев летчик и воздухоплаватель Н.Д. Анощенко предложил иную схему подвески парашюта: купол парашюта убирался в чехол, а тот подвешивался к баллону аэростата, стропы тянулись к подвесной системе воздухоплавателя. Схема Анощенко была испытана и рекомендована для всех фронтовых воздухоплавателей. В дальнейшем, Г.Е. Котельников учел опыт применения его парашютов на фронте и отказался от малонадежного жесткого металлического ранца, а заменил его мягким матерчатым ранцем.

Первым в русской армии тренировочный прыжок выполнил 4 мая 1917 г. на Юго-Западном фронте штабс-капитан А. Соколов, а 29 мая 1917 г. прапорщик В. Полторацкий выполнил первый вынужденный прыжок из горящего аэростата. Четыре воздухоплавателя дважды прыгали с воздушных шаров. Был зафиксирован случай, когда на одном парашюте спаслись два воздухоплавателя, так как в корзине оказался только один парашют, а шар был подожжен неприятельским самолетом [5]. Всего за период войны в русской армии было зарегистрировано 62 случая вынужденного применения парашюта. Из них в 42 случаях спуск закончился благополучно, в 12 – с легкими и тяжелыми ушибами и ранениями; и только в 8 случаях исход оказался смертельным [6].

Необходимо отметить, что парашют РК-1 стал значительным достижением отечественной спасательной техники для летчиков. Однако уже в 1920-е годы в СССР потребовался парашют более совершенной конструкции и воодушевленный Котельников снова взялся проектировать. Имея опыт, изобретатель знал, что достаточно куполу освободиться от оболочки, и он быстро наполняется воздухом, и, следовательно, нет необходимости выталкивать купол пружинами. Котельников отказался от металлического ранца и сделал его из парусины в виде конверта, клапаны которого запирались длинной шпилькой, прикрепленной к тросику с вытяжным кольцом. В 1924 году изобретатель получил патент.

Сначала с парашютом летали только летчики-испытатели, которые воспринимали новшество как на обузу. Однако сама жизнь изменила отношение летчиков к парашютам, заставила их пересмотреть годами сложившиеся взгляды на проблему спасения.

25 июня 1927 г. всемирно известный летчик М.М. Громов в одном из испытательных полетов ввел новый истребитель в штопор, но вывести самолет из штопора ему не удавалось. Земля стремительно приближалась. После 22-х витков штопора с большим трудом летчик сумел покинуть самолет и приземлиться на парашюте, который Громов взял с собой в полет только под давлением начальства. Наверняка, именно хорошая физическая подготовка М.М. Громова, систематически занимавшегося тяжелой атлетикой, способствовала благополучному покиданию самолета, которое, кстати, было первым покиданием в таких сложных условиях, как штопор. Спустя некоторое время, самолет, также не выходивший из штопора, покинул с парашютом летчик-испытатель В.О. Писаренко. Через несколько месяцев известный в нашей стране испытатель Б. А. Бухгольц сумел выбраться из разрушающегося в воздухе самолета и благополучно приземлиться с парашютом. После этих трех случаев, ставших широко известными, парашют признали как средство спасения, и он стал обязательным спутником каждого пилота.

В конце 1920-х гг. прыжок с самолета с высоты 1000–1500 м относили к числу самых сильных переживаний, доступных человеку. В 1927 г. для ознакомления с состоянием парашютного дела был командирован в Америку летчик Л.Г. Минов, который совершил за океаном три прыжка. К тому же третий прыжок был произведен на состязаниях по точности расчета и посадки, где участникам состязаний, сбрасываемым на определенной высоте и определенном направлении, необходимо было рассчитать спуск так, чтобы попасть в центр аэродрома. Отважный летчик Минов, выпрыгнув почти над центром, раскрыл парашют только в 150м от земли и, немного отнесенный ветром, приземлился в обозначенный для посадки круг. В результате командировки Л.Г. Минов познакомился с производством американских парашютов и вернулся с дипломом парашютиста и значком «Золотая гусеница» [7]. Однако опыт, привезенный Миновым из Америки, был очень невелик и дал лишь твердую уверенность в безотказности парашюта и позволил отлично усвоить технику совершения нормального прыжка с горизонтального полета с определенного типа самолета.

Необходимо было изучить и просчитать, как приземляться в сильный ветер, какая сила ветра является предельной для безопасной встречи с землей, как управлять парашютом в воздухе, когда при отделении с разных самолетов необходимо открывать парашют.

Работы по созданию специальных спасательных парашютов и оснащению ими всего летного состава начались с 1928 года и уже в 1930 году были изготовлены первые образцы спасательных парашютов летчика (ПЛ-1) и летчика-наблюдателя (ПН-1), которые стали поступать в войска. Одновременно с этим в практику профессиональной подготовки летного состава была введена парашютно-спасательная подготовка, что в целом составило к тому времени содержание спасательного обеспечения.

Летом 1930 г., на Воронежском аэродроме состоялись занятия со специально отобранными военнослужащими 11-й авиационной бригады Московского военного округа по совершению парашютных прыжков с самолета. В ходе занятий было подготовлено 30 парашютистов, в числе которых был и первый инструктор парашютного дела Я.Д. Мошковский.

По указанию начальника Военно-Воздушных Сил РККА П.И. Баранова началась подготовка группы парашютистов для выброски в качестве экспериментального воздушного десанта в ходе предстоящего опытно-показательного учения ВВС Московского военного округа [8].

Для участия в десанте было отобрано 10 человек. Личный состав десанта был разбит на две группы, одну их которых возглавил Л.Г. Минов, вторую — Я.Д. Мошковский.

Для выброски личного состава выделялся один двухмоторный самолет «Фарман-Голиаф», который в то время был единственным самолетом, освоенным для прыжков. Его преимущество перед имевшимися в авиабригаде бомбардировщиками ТБ-1 заключалось в том, что десантникам не требовалось вылезать на крыло — парашютисты выпрыгивали непосредственно в открытую дверь. Вооружение для десанта было решено выбросить с трех самолетов Р-1 на грузовых парашютах.

Главная цель данного эксперимента состояла в показе участникам авиационного учения техники выброски парашютного десанта и доставки ему необходимого для боя оружия и боеприпасов.

Планом предусматривалось также исследование и ряда специальных вопросов парашютного десантирования: снижение десантников в условиях одновременной групповой выброски; темп выброски десантников, величина их рассеивания и время сбора после приземления; время, затрачиваемое на отыскание сброшенного на парашютах вооружения, и степень его сохранности.

Выброска десанта была осуществлена 2 августа 1930 г. Вначале десантировалась группа во главе с Л.Г. Миновым. Затем с самолетов Р-1 были сброшены пулеметы, винтовки и боеприпасы. Вслед за этим была выброшена вторая группа парашютистов во главе с Я.Д. Мошковским. Освободившись от парашютов, десантники собрали вооружение и выполнили поставленную задачу.

Таким образом, небольшой по масштабам эксперимент сыграл огромное значение. Он стал первой в истории попыткой ввести в практику военного дела принципиально новый способ боевых действий — выброску воздушного десанта для ведения боя в тылу противника, в отрыве от своих войск.

В истории развития Советских Вооруженных Сил выброшенный под Воронежем десант знаменовал зарождение советских воздушно-десантных войск. День 2 августа 1930 года стал днем их рождения.

Проведенный эксперимент привлек большое внимание военных специалистов, и уже в сентябре 1930 г. по указанию командующего войсками Московского военного округа А.И. Корка в ходе маневров был применен второй воздушный десант.

На этот раз было решено применить десант в более сложной обстановке. Надо было скрытно совершить выброску десанта в тылу «противника». После приземления десантники должны были напасть на штаб стрелковой дивизии, захватить боевые документы, после чего перейти условную линию фронта. Поставленную задачу десант выполнил успешно. К ее выполнению была привлечена та же группа, что и в первом десанте, за исключением Л.Г. Минова, на которого возлагалось общее руководство подготовкой и десантированием группы. Командиром десанта был назначен Я.Д. Мошковский.

В последующем подобные выброски парашютных десантов проводились и в других военных округах. На одном из осенних тактических учений Ленинградского военного округа в сентябре 1930 г. был высажен посадочный десант в составе стрелковой роты.

Полученный опыт по высадке воздушных десантов в Московском, Ленинградском и других военных округах, позволил более глубоко обосновать ряд вопросов боевого применения воздушных десантов и поставил на повестку дня создание специальных десантных формирований [9].

В январе 1931 г. IX съезд ВЛКСМ принял решение о шефстве над Военно-Воздушными Силами, а значит, и над молодыми парашютно-десантными частями, которые в то время организационно входили в состав ВВС.

Полный идей, Л.Г. Минов, разрабатывает метод освобождения подвесной системы в воздухе для отделения от парашюта до погружения в воду и сам лично применяет его 4 мая 1931г. совершив первый в СССР прыжок в море. Летом того же года прыгнули с автоматическим парашютом системы Гроховского первые в СССР женщины – Л. Кулешова, вслед за ней – Л.А.Гроховская [10].

К концу 1931 года советскими парашютистами было выполнено около 600 тренировочных и показательных прыжков, в стране развернулась большая научно-исследовательская работа по изучению влияния парашютного прыжка на организм человека. Прыжки выполнялись на воду, в глубокий снег, с большой высоты. Особое внимание уделялось вопросам возможности спасения летчиков при выполнении полетов на различных высотах. Так, в августе 1933 года П. Балашов совершил прыжок с парашютом с предельно малой высоты (80 метров), тем самым, установив новый мировой рекорд. 10 октября того же года военный летчик В. Евсеев совершил рекордный затяжной прыжок с высоты 7200 метров. Пролетев 7050 метров в свободном падении за 132,5 секунды, он на высоте 150 метров открыл парашют и благополучно приземлился [11].

В это же время на Гатчинском аэродроме Л.Г. Минов проводил сборы и показательные выступления летчиков-парашютистов. Одним из них стал Николай Евдокимов, показавший блестящие результаты. 16 мая 1932 года он совершил затяжной прыжок с высоты 1200 м, а 16 июня 1934 года покинул самолет на высоте 8100 м и пролетел «ласточкой» 142 секунды, потеряв 7900 м высоты. Парашют был раскрыт лишь в 200 м от земли. Газета «Правда» в те дни писала: «Прыжок Евдокимова является выдающимся мировым событием» [12]. В 1934 году Н.А. Евдокимов первым получил серебряный знак мастера парашютного спорта. А через год ему – первому из парашютистов М.И. Калинин вручил орден Ленина.

В июле 1934 г. было принято постановление ЦК ВЛКСМ о дальнейшем развитии авиационных видов спорта. В соответствии с этим постановлением была объявлена обширная программа практических действий. Комсомольским организациям совместно с осоавиахимовскими клубами рекомендовалось развернуть активную борьбу по пропаганде авиационных знаний, добиваясь полного выполнения поставленных перед комсомолом, задач. Предлагалось организовать авиационные уголки на каждом предприятии, насчитывающем более 2 тыс. рабочих; авиационные уголки и планерные кружки на заводах, имеющих более 3 тыс. рабочих; создать при каждом пионерском лагере кружок авиамоделистов; построить в каждом городе, а в городах Москве, Ленинграде, Киеве и Харькове в каждом районе как минимум по одной парашютной вышке. В постановлении подчеркивалось, что парашютный спорт требует от занимающихся им упорной физической тренировки, воспитывает дисциплинированность, что не может не иметь огромного значения для всего дела социалистического строительства, укрепления обороноспособности страны и подготовки волевых и отважных бойцов РККА [13].

Все мировые рекорды по прыжкам с парашютом, кроме одного высотного с кислородным прибором, принадлежали советским, в основном армейским, парашютистам, и эти успехи спортсменов-парашютистов были достойно оценены партией и правительством – около 40 мастеров парашютного купола были награждены орденами и грамотами ЦИК СССР.

Летом 1935 г. были проведены масштабные по своей массовости высадки парашютного десанта общим числом сначала – 1200, позже – 1800, а затем и 2200 человек на маневрах Киевского, Белорусского и Московского военных округов. Студентки Московского института физкультуры Г. Пясецкая и Л. Шишмарева, совершили рекордный прыжок с высоты 7923 м без кислородного прибора. За проявленную исключительную отвагу и высокое мастерство обе девушки награждены орденом Красной Звезды. Все эти достижения советских парашютистов в дальнейшем сыграли большую роль в укреплении обороноспособности страны [14]. В годы Великой Отечественной войны Г. Пясецкая была инструктором-испытателем парашютной техники в воздушно-десантных войсках.

В результате плодотворной совместной работы организаций ВЛКСМ и Осоавиахима уже к концу 1935 г. в стране работали 140 аэроклубов, 400 парашютных вышек, 115 парашютных станций и школ, тысячи парашютных кружков. Если в 1934 г. в ходе сдачи комсомольцами военно-технических зачетов было совершено полмиллиона прыжков с парашютных вышек; то на 1935 г. намечалось это число увеличить до миллиона. Если год назад было выполнено около десяти тысяч прыжков с самолета, то год спустя это количество было перекрыто в несколько раз.

Достигнутые успехи в парашютизме, дали основание Наркому обороны СССР К.Е. Ворошилову в ноябре 1935 г. на I Всесоюзном совещании рабочих и работниц-стахановцев заявить: «Парашютизм – это область авиации, в которой монополия принадлежит Советскому Союзу. Нет страны в мире, которая могла бы сказать, что она может в этой области хоть приблизительно равняться с Советским Союзом... Таких стран сейчас в мире нет... парашютное дело – это одно из наиболее тонких и технически сложных искусств – освоено Красной Армией и освоено не как спорт только, закаляющий мужество, а как важная отрасль нашей боевой мощи» [15].

С 1937 г. советские парашютисты стали осваивать стратосферу: К.Ф. Кайтанов прыгнул с высоты 11037м, а В.И. Харахонов в 1940г. покинул самолет на высоте 13025м и пролетел с нераскрытым куполом 12000м [16].

В 1940 г. военный обозреватель американской газеты «Нью-Йорк таймс» Герберт Россинский в своей статье «Воздушная мощь Германии» писал: «...Сочетание парашютных десантов, захватывающих аэродромы, с посадочными десантами, использующими их, является страницей, вырванной из книги о Красной Армии, которая первая продемонстрировала эти методы в широких масштабах на маневрах 1935 г.» [17].

Таким образом, с момента изобретения первого ранцевого парашюта над постоянным совершенствованием отечественных парашютов неустанно трудились советские конструкторы, испытатели, летчики. Созданные в Советском союзе, отечественные парашюты, почти всегда оказывались лучше иностранных образцов. Были усовершенствованы спасательные парашюты для летчиков, парашюты для десантирования людей и выброски грузов в любых условиях, разрабатывались и совершенствовались способы расчета прыжка для выброски и приземления людей и грузов в строго заданном районе, создавалась техника управления различными типами парашютов для уклонения от препятствий и приземления в запланированном месте.

Необходимо отметить, что за короткий промежуток времени, летчики, парашютисты освоили все более длительные задержки в раскрытии парашюта и высотные прыжки с немедленным раскрытием парашюта. За десятилетие, с 1930–1940 гг. в прыжках с парашютом были освоены высоты от 80 до 12000 метров.

Необходимо отметить, что в период Первой мировой войны попытки использовать парашютистов предпринимались в армиях других стран, но только в СССР сразу оценили новые возможности, предоставляемые воздушным десантом. В Ленинградском военном округе было организовано Первое парашютное подразделение, которое к 1931 г. представляло собой вполне готовую к бою воинскую часть. Однако воздушные десанты Красная Армия применяла еще в Гражданскую войну 1927–1929гг. в Средней Азии в боях против исламских партизан («басмачей»).

Итак, зарождение развития парашютизма в начале XX века получило массовое движение в СССР в 30-е годы, и создало огромную армию спортсменов-парашютистов, которые с гордостью вступали в ряды Красной Армии, вновь созданные Военно-воздушные войска и с мужеством и патриотизмом показали себя в годы Второй мировой войны.

Несмотря на трудности с финансированием после распада СССР, парашютный спорт продолжает развиваться и обретает все большую популярность в современной России. Во многом этому способствует открытие новых частных парашютных клубов, в которых каждый желающий может за свои деньги пройти инструктаж и совершить прыжок. Открытие парашютного клуба – бизнес, требующий значительных капиталовложений, но его высокая доходность полностью нивелирует этот недостаток. Принятая программа поддержки и развития парашютного спорта на 2012–2019 гг. будет способствовать дальнейшему развитию этого спортивного направления.

Литература

1. Шамшин С.С. Концептуальные основы поисково-спасательного обеспечения боевых действий авиации. – Монино, 1998. С. 6.

2. Спасение экипажа при аварии самолета в полете / Исаков П.К., Р.А. Стасевич. – М., 1957. С. 10.

3. Развитие авиационных средств спасения / А.Г. Агроник, Л.И.Эгенбург. – М., 1990. С.9– 10.

4. Шамшин С.С. Указ.соч. С. 7.

5. Агроник А.Г., Эгенбург Л.И. Указ. соч. С.11.

6. Парашютная подготовка: учебное пособие для училищ и строевых частей Воздушно-десантных войск ВС СССР / А .И. Зигаев. – М., 1949. С. 8.

7. Агроник А.Г., Эгенбург Л.И. Указ. соч. С.16.

8. Организация летной работы и обеспечения безопасности полетов: учебное пособие / А.К. Капша. – Балашов, 1987. С. 7.

9. Советские воздушно-десантные: Военно-исторический очерк / В.Маргелов, И. Лисов и др. – М., 1980. С. 15.

10. Парашютное дело: учебник для летных школ и строевых частей ВВС РККА / М.Забелин. –М., 1934. С. 8

11. Парашютная подготовка летного состава военной авиации: история становления и развития С.К. Бородин// Военно-исторический журнал. – август 2014.

12. Цит. по Захаров В. П. Первый военный аэродром. – М., 1988. С.28.

13. Андреев Е.Н. Небо вокруг меня – М., 1983. С.44.

14. Агроник А.Г., Эгенбург Л.И. Указ. соч. С.20.

15. Цит. по / Маргелов В., Лисов И. и др. Советские воздушно-десантные: Военно-исторический очерк. – М., 1980. С. 17.

16. Агроник А.Г., Эгенбург Л.И. Указ. соч. С.20.

17. Там же.

Популярно в социальных сетях

 

 

Последние изображения
  • U.S.-Chamber-of-Commerce-2.jpg
  • futbolnyj-match-mezhdu-komandoj-pravitelstva-peterburga-i-komandoj-mechty-amerikanskoj-torgovoj-palaty-2.jpg
  • zasedanie-soveta-po-nauke-i-obrazovaniyu.jpg
  • putin.jpg
  • kreht-razrabatyvaet-principialno-novye-kompleksy-rehb-small.jpg
  • futbolnyj-match-mezhdu-komandoj-pravitelstva-peterburga-i-komandoj-mechty-amerikanskoj-torgovoj-palaty-1.jpg
  • chelyabinskaya-oblast-mozhet-stat-centrom-rossijskogo-kranostroeniya-small.jpg
  • sozdanie-promyshlennyh-klasterov-small.jpg
  • Perkins-D-cover.jpg
  • rossiya-i-izrail-budut-rasshiryat-sotrudnichestvo-v-oblasti-ispolzovaniya-gazomotornogo-topliva-small.jpg
  • doverie-rossiyan-k-kachestvu-otechestvennoj-produkcii-rastet-small.jpg
  • otkryt-priem-zayavok-na-soiskanie-nacionalnoj-promyshlennoj-premii-industriya-small.jpg
  • sostoyalis-pervye-konsultacii-ehkspertov-promyshlennosti-stran-briks-small.jpg
  • amerikancy-stali-bolshe-rabotat-no-menshe-poluchat-small.jpg
  • futbolnyj-match-mezhdu-komandoj-pravitelstva-peterburga-i-komandoj-mechty-amerikanskoj-torgovoj-palaty-3.jpg
  • po-zakazu-minpromtorga-sozdan-portal-podderzhki-inzhiniringovoj-deyatelnosti-small.jpg
  • Lyndon_LaRouche.jpg
  • itogi-monitoringa-trudoustrojstva-small.jpg
  • snizhenie-tamozhennyh-poshlin-small.jpg
  • RAO-CIS-Offshore-small.jpg