Куренышев А. А.

Московское общество сельского хозяйства и проблемы развития аграрного сектора экономики России в годы Великой войны (1914–1917 гг.)

Московское общество сельского хозяйства (МОСХ), старейшее после ВЭО, научное общество России, живо откликнулось на вступление страны в Первую мировую войну. Его члены, принадлежавшие к сельскохозяйственной и кооперативной элите России, в своих устных и письменных выступлениях обозначили круг важнейших проблем, которые с суровой неизбежностью вставали перед отечественным сельским хозяйством.

Так, № 33 за 1914 г. «Вестника сельского хозяйства» была напечатана статья известного кооператора и по партийной принадлежности – эсера, Семена Маслова «Наше сельское хозяйство и война». С.Л. Маслов в ней он, в частности, писал: «Особенностью переживаемого момента, сравнительно с войнами предыдущих эпох, является то обстоятельство, что все пертурбации, вызванные войной, непогодой, затрагивают не отдельные хозяйства, как прежде, а целый хозяйственный механизм, состоящий из сложных и тончайших хозяйственных взаимоотношений; в то же время каждое отдельное хозяйство, живущее в условиях товарно-денежного оборота, не в состоянии отстоять свое существование только собственными силами, если чем-нибудь подорван какой-либо из основных его факторов» [1, с. 14]. Главными факторами, которые могут привести к дезорганизации сельского хозяйства страны, Маслов считал: «отвлечение рабочих сил и технического персонала, неустойчивость в хозяйственном отношении (потеря инвентаря, прекращение или невозвратность производственных операций и т. д.) и, наконец, особые условия реализации урожая. Об улучшении хозяйства теперь нечего и думать», – делал он вывод[1, с. 14]. В качестве неотложных мер спасения сельскохозяйственного производства Маслов предлагал наладить сбыт, которому «наносится наиболее чувствительный удар» и организовать кредит. «Кредит может заполнить пробелы при недостатке рабочих рук при полевых и других работах, необходимых для сохранения хозяйства»[1, с. 22]. Любопытный поворот получила в связи все с теми же проблемами нехватки рабочих рук (война ведь началась в самый разгар уборочной страды, требующей наибольшего количества рабочих рук), тема общины. Известный московский агроном Вонзблейн, начал в № 33 публикацию своей статьи «Мысли агронома о войне». В ней он прямо без обиняков, отмечал роль общины в сельскохозяйственном производстве. «Газеты уже принесли из многих мест известия, что гонимая, истерзанная, объявленная уже умершей община, убирает и осваивает, сообща поля, лишившиеся хозяев. Это делается как обыденное дело, и потому, конечно, сотни тысяч случаев останутся нигде не-зарегистрированными. Но в этой обыденности, в этой простоте проявилась сила общинного духа, коллективизма, кооперативности», – писал Воннзблейн [2, с. 44].

В своих статьях и устных заседаниях МОСХ, многие члены общества обращали внимание на необходимость изменения всей системы хозяйственных отношений. Слово «социализм» не упоминалось всуе, но содержание речей и статей недвусмысленно свидетельствовало о том, что рыночно-капиталистические отношения в условиях войны переживают глубочайший кризис, и что для России единственным решением большинства проблем могут служить государственное регулирование экономики и коллективно-кооперативные формы хозяйствования.

Рассматривал и решал МОСХ и другие более частные, хотя и чрезвычайно значимые для развития страны, вопросы. Явление недосева полей, которое развернулось перед нами ко второму году войны в угрожающем масштабе, развивалось постепенно потому, что важнейший фактор – обезрабочение деревни сказался не сразу» [3, с. 17]. Огановский не забыл упомянуть и о том, что сокращение посевных площадей было связано и с оккупацией значительных территорий войсками противника. Но все же главную причину этого странного для России явления он видел в сокращении числа рабочих рук в сельском хозяйстве. С. Л. Маслов в продолжение своей статьи о недосеве, также опубликованной в 13-м номере, напомнил о «заботе», о нуждах сельского хозяйства, проявленной со стороны властей. Он привел небольшую таблицу, отражавшую размеры финансирования села правительственными органами разных стран.

Страны

одну дес.

одну душу

США

480 коп.

390

Гермаия

425

235

Англия

425

215

Франция

210

140

Австро-Венгрия

136

125

Румыния

94

80

Италия

76

42

Россия

12

10

Приведенная таблица не оставляла сомнений в том, что правительство страны уделяло весьма незначительное внимание проблемам села. И это при том, что экспорт с.х. продукции составлял значительную часть поступающих в бюджет, денежных средств. Мы в одной из своих публикаций в полемике с Б.Н. Мироновым задавали вопрос: «Куда шли деньги от экспорта русского хлеба? [6, с. 163]. Теперь, в годы войны, когда экспорт почти полностью прекратился, Россия в отличие от Германии, не должна, казалось, испытывать продовольственные трудности. Но не тут-то было! Продовольственная проблема обострилась в стране настолько, что уже царское правительство было вынуждено прибегнуть к мерам принудительного изъятия продовольствия из деревни, введя продовольственную разверстку [4].

Наиболее слабая сторона постановки дела призрения и воспитания сирот до сих пор, по мнению комиссии, заключается в том, что к этому делу относились недостаточно серьезно. Вопрос этот связывался обычно с благотворительностью...» [4, с. 21-22] И перед комиссией стояла необходимость попытаться наметить такие пути призрения детей, которые, опираясь на выводы современной педагогической мысли, в то же время исходили бы из современного социального строя» [4, с. 16]. Конечно, комиссию не могла не волновать проблема эксплуатации детского труда.

МОСХ занималось и рассмотрением такой, ставшей в скором времени животрепещущей проблемы, как сиротство и детская беспризорность. Многое из опыта организации детских приютов и колоний было использовано уже в советские годы. Наиболее слабая сторона постановки дела призрения и воспитания сирот до сих пор, по мнению комиссии МОСХ, заключается в том, что к этому делу относились недостаточно серьезно. Вопрос этот связывался обычно с благотворительностью...» [4, с. 12] «И перед комиссией стояла необходимость попытаться наметить такие пути призрения детей, которые, опираясь на выводы современной педагогической мысли, в то же время исходили бы из современного социального строя» Конечно, комиссию не могла не волновать проблема эксплуатации детского труда. Так, например, С.А. Иверонов был автором брошюр: «История одного опыта» и «Детские трудовые с.х. колонии», изданных обществом трудовой помощи в Москве. В.Н. и С.Т. Шацкие были авторами книги: «Бодрая жизнь», где был изложен опыт организации трудовых колоний. Комиссия МОСХ знакомилась с деятельностью Московского общества «Детский труд и отдых». Эти начинания были запрещены властями, поскольку в детских учреждениях распространялись идеи социализма. После 1917 г. С.Т. Шацкий по предложению Луначарского включается в работу по созданию советской школы, не оставляя идею детского сообщества. В 1919 им создается Первая опытная станция по народному образованию Наркомпроса.

После Февральской революции МОСХ активно включился в обсуждение предстоящих преобразований аграрных отношений, поддержав создание Лиги аграрных реформ, в которую вошли многие видные члены общества: А.В. Чаянов, Литошенко, Н.П. Макаров и др. 1 мая в ВСХ № 16 было опубликовано объявление о том, что: «При Московском обществе сельского хозяйства открывается отдел лиги аграрных реформ. Запись в члены принимается в канцелярии общества (Смоленский бульвар, 57) от 10 до 3 ч.дня» [5, с. 338-339]. Учредительный съезд лиги прошел 16–17 апреля 1917 г. На съезд прибыло 130 человек членов и представителей различных организаций. Президиум съезда был избран в составе председателя съезда А.И. Стебута и товарищей председателя: А.П. Левицкого, П.П. Маслова, С.Л. Маслова и А.Н. Челинцева. Занималось Общество и рассмотрением таких вопросов, как помощь беженцам, помощью селскохозяйственным производителям разоренных войной, районов страны. Иногда на заседаниях МОСХ поднимались и общеполитические вопросы. Например, на заседании, посвященном юбилею ВЭО, кстати говоря закрытому властями, с резкой критикой политики властей выступили С.Н. Прокопович и Е.Д. Кускова.

Обсуждались на собраниях МОСХ и страницах «Вестника сельского хозяйства-еженедельника» этой организации, и проблемы низкой технической оснащенности отечественного сельского хозяйства, еще более усугубившиеся в годы войны, и еврейский вопрос и многое-многое другое, имевшее отношение к социально-экономическому положению в России в годы Первой мировой войны.

Литература

1. Вестник сельского хозяйства. – 1914. – № 33.

2. Вестник сельского хозяйства. – 1915. – № 35.

3. Вестник сельского хозяйства. – 1916. – № 13.

4. Кондратьев Н.Д. Рынок хлебов в годы войны и революции. – М.,1991.

5. Куренышев А.А. Сельскохозяйственная столица России. Очерки истории Московского общества сельского хозяйства (1818–1929 гг.). – М., 2012.

6. Российская история. – 2011. – № 1.