Кирсанов С. А., Коцюба И. Ю.

Николай II в роли Верховного главнокомандующего русской армии

Начало Первой мировой войны было воспринято русским обществом с воодушевлением, поскольку русскому народу всегда были близки идеи освободительных войн – в частности, идея заступничества за братьев-сербов. 20 июля 1914 года император Николай II обратился к высшим чинам империи со словами: «Я здесь торжественно заявляю, что не заключу мира до тех пор, пока последний неприятельский воин не уйдёт с земли нашей». Этой клятве Николай II сохранял верность до конца.

Русская армия в тот период одними штыками сдерживала сильнейший натиск германской, австро-венгерской и турецкой армий. Потери её в тот период были самыми большими за всю войну. Русский фронт был прорван, войска спешно отступали. Многие попали в плен, среди них генерал Л. Корнилов. Недостаток снарядов порождал слухи об измене. Казалось, что изменники – генералы и министры. Данная обстановка наглядно показывает, что только не слабохарактерный человек мог найти в себе силы возглавить отступающую армию в тяжелые для России времена.

В своем решении принять должность Верховного Главнокомандующего царь руководствовался сложившейся политической ситуацией внутри страны, когда враждебные ему силы либерально-буржуазной оппозиции объединились в единый блок, и блок этот находил сочувствие в Ставке великого князя, высших военных кругах, а также среди некоторых членов правительства. Возглавив Вооруженные Силы, император, таким образом, с одной стороны стремился объединить все бразды военной и государственной власти в своих руках, а с другой – пресечь любые влияния на армию и правительство со стороны своих политических противников. Это было тем более необходимо, что тяжелая военная обстановка, сложившаяся на фронте, требовала единого руководства и единения всех сил страны в решимости предотвратить военную катастрофу [1].

«Если этот его шаг вызвал в тылу, в правительственной, общественной и парламентской сферах самые разноречивые толкования с общим оттенком недоброжелательного к нему отношения, то в армии и народе жертва, принесённая Царём, была оценена инстинктом народной мудрости и сердца...» – писал генерал Дитерихс, исследовавший трагическую судьбу российского императора и России [2].

Встав во главе Вооруженных Сил, император Николай II выполнил важнейшую задачу: он стабилизировал ситуацию в верховном командовании, сосредоточив его в одних руках. Теперь оставалось выполнить вторую, не менее важную задачу – стабилизировать фронт. Решение было задумано, зрело и принято государем по собственному побуждению. Принимая его, государь исходил из религиозного сознания долга перед Родиной, долга монарха – ее первого слуги и защитника» [3].

Рассмотрим основные шаги Николая II на посту Верховного Главнокомандующего:

- смена руководства Ставки. Устранялся весь высший командный состав Николая Николаевича, менялась структура Ставки;

- добавление шести новых управлений: артиллерийского, инженерного, воздухоплавательного, интендантского, походного атамана казачьих войск и протопресвитера военного и морского духовенства. Единоличные представители английских и французских вооруженных сил преобразованы в военные миссии;

- назначение начальником штаба генерала М.В. Алексеева, который был, безусловно, выдающимся стратегом. Во время тяжелейшего отступления 1915 года Алексеев успешно отвел войска, не дав немцам их окружить. Перед самым назначением на должность начальника штаба командовал войсками вновь созданного Западного фронта.

В организации работы новой Ставки особенно проявилась роль царя. Важным последствием принятия Николаем II верховного командования стала та атмосфера в Ставке, которая пришла на смену нервной и импульсивной обстановке, царившей в ней при великом князе. Великий князь Андрей Владимирович писал: «Как неузнаваем штаб теперь. Прежде была нервность, известный страх. Теперь все успокоились. Подбодрились все и уверовали в конечный успех больше прежнего».

Смена командования всколыхнула на подвиг русские войска. В первый же день, как стало известно, что сам царь возглавил армию, наши войска на Юго-Западном фронте успешно атаковали противника. Войска перестали отступать, фронт стабилизировался, тыл успокоился, оборонная промышленность стала наращивать выпуск необходимого количества артиллерийских снарядов. Одно из первых распоряжений императора Николая II касалось наведения порядка на фронте, где он требовал не останавливаться ни перед чем для водворения строгой дисциплины в войсках.

Первыми шагами Николая II стали решительные меры по восстановлению упавшей до критической черты дисциплины русской армии. 5 сентября 1915 года генерал Алексеев: «Его Величество повелевает не останавливаться ни перед какими мерами для водворения строгой дисциплины в войсках и перед суровыми наказаниями в отношении отлучившихся от своих частей чинов и в отношении грабителей, мародеров и поджигателей».

Не менее решительно Николай II приказал прекратить искажения о потерях и успехах противника, чем грешили донесения многих генералов.

Одновременно с этим Николай II проявил упорство и настойчивость в организации усилий по улучшению снабжения армии оружием и боеприпасами, а также уделял большое внимание перевооружению русской армии.

Результатом первых решений Императора Николая II по улучшению положения в армии и в целом на фронте явилась Вильно-Молодеченская операции (3 сентября – 2 октября 1915 года).

Четкое и конкретное руководство войсками со стороны Николая II, его решительные указания привели к слаженной деятельности Ставки и сыграли важнейшую роль в успешном окончании Вильно-Молодеченской операции. Несмотря на огромные усилия, предпринимаемые немцами, им не удалось уничтожить русскую 10-ю армию. 10-я германская армия была отражена по всему фронту и начала быстрый отход, местами беспорядочный. Но самое главное, пожалуй, заключается в том, что войскам снова вернулась уверенность в способность бить немцев. Уже через год русские войска смогли совершить неслыханный по масштабу прорыв, названный Брусиловским по имени нового командующего Юго-Западным фронтом генерала Брусилова.

Мы видим четкую тенденцию от отступления в августе к отражению атак противника и улучшению положения на фронте. Среди объективных факторов этой тенденции, безусловно, есть один субъективный – это вступление в верховное командование императора Николая II и деятельность его нового штаба. В 1916 году «погибшая» русская армия ответила мощной канонадой и крупнейшим наступлением, в котором противник потерял 1,5 млн человек убитыми и ранеными, 272 000 пленными, освобождены были обширные территории Галиции. Уинстон Черчилль писал: «Мало эпизодов Великой войны более поразительных, нежели воскрешение, перевооружение и возобновленное гигантское усилие России в 1916 году...» [4].

К 1917 году положение армии технически несравненно улучшилось:

- авиация в ходе войны она получила мощное развитие не только в количественном, но и в качественном составе. Самолеты, безоружные в начале войны, получили на вооружение пулеметы и авиабомбы. В 1915 г. появилась и успешно развивалась зенитная артиллерия;

- после нарушения германскими войсками Женевской конвенции и применения ими химического оружия в России появилась химическая промышленность, после чего наблюдается большой рост в строительстве новых химических заводов;

- в 1916 году по личному приказу императора Николая II был основан город Романовна-Мурмане (ныне город Мурманск). Это событие имело для России огромное значение – она приобретала незамерзающий порт.

К 1916 году император Николай II был отмечен высшими наградами Франции, Англии, Бельгии и Сербии. Он был также фельдмаршалом Великобритании: звание, которого не имел английский король.

Несмотря на имеющиеся глубокие проблемы в снабжении, положение к концу 1916 года, в военном и промышленном плане, внушало надежду на благополучный исход кампании. Будущее казалось уверенным, фронт надежным. «17 декабря все главнокомандующие приезжают сюда на военный совет, так как пора готовить планы на будущую весну» – писал государь императрице.

Отметим, что русская армия начала 1917 года, прочно державшая свыше чем 1000-верстный фронт, представляла внушительную силу и могла быть использована не только для продолжения пассивной обороны, но и для наступления, что при наличии огромных технических средств сулило успех. Тот удар, который готовилась нанести вместе с союзниками Россия, был бы, более чем вероятно, роковым для Германии.

Уинстон Черчилль о роли Николая II: «Ни к одной стране судьба не была так жестока, как к России. Ее корабль пошел ко дну, когда гавань была видна. Она уже претерпела бурю, когда все обрушилось. Все жертвы были уже принесены, вся работа завершена. Отчаяние и измена овладели властью, когда задача была уже выполнена. Долгие отступления окончились; снарядный голод побежден; вооружение притекало широким потоком; более сильная, более многочисленная, лучше снабженная армия сторожила огромный фронт; тыловые сборные пункты переполнены людьми...» [5].

Прошёл всего год после начала Брусиловского прорыва и 22 мая 1917 года, уже после своего отречения Николай II в дневнике записал: «Сегодня годовщина начала наступления армий Юго-Западного фронта! Какое тогда было настроение и какое теперь!». За год при достатке всех вооружений армия стала небоеспособной.

Оставшись в духовном одиночестве, царь был вынужден отречься от престола. В последнем обращении к армии Николай Александрович напишет: «В последний раз обращаюсь к вам, горячо любимые мною войска... Твёрдо верю, что не угасла в ваших сердцах беспредельная любовь к нашей великой Родине. Да благословит вас Господь Бог и да ведёт вас к победе Святой Великомученик и Победоносец Георгий».

Истинная роль Императора Николая II заключалась не в руководстве военными операциями, а в его способности найти новых руководителей армии, дать им возможность свои способности применить на деле, консолидировать армию, вдохновить ее и, тем самым, остановить сползание ее к катастрофе. Он призван был успокоить своих солдат, офицеров и генералов, показать им, что в критическую минуту их царь – вместе с ними, а значит, они победят. И с этой своей задачей Николай II справился, проявив при этом незаурядные способности руководителя армии и государства.

Литература

1. Мультатули П.В. Господь да благословит решение мое... Император Николай II во главе действующей армии и заговор генералов. [Электронный ресурс]. – URL: http://www.redov.ru/istorija/_gospod_da_blagoslovit_reshenie_moe/p4.php

2. Порохин С. Николай II. Царь-великомученик, верховный главнокомандующий русской армии, человек. [Электронный ресурс]. – URl: https://ricolor.org/history/mn/nv/l/

3. Генерал Спиридович А. И. Великая война и Февральская революция 1914–1917 гг. – Нью-Йорк: Всеславянское издательство, 1960. С. 177–179.

4. Алферьев Е. Е. Император Николай II как человек сильной воли. – Нью-Йорк: Свято-Троицкий монастырь Джорданвилль, 1983. С. 109.

5. Черчилль У. Мировой кризис 1916-18. Т. 1. 1927. Лондон (англ.). / Цит. по кн. С.С. Ольденбурга. С. 643-64.

6. Кресновский А.А. История русской армии. – М.: Голос, 2006. – Т. 3.

7. Спиридович А. И. Великая война и февральская революция. – Минск: Харвест, 2004.

8. Брусилов А. А. Мои воспоминания. – М.:Воениздат. 1963.

9. Василевский А. М. Дело всей жизни. – М.: Воениздат. 1978.

10. Головин Н. М. Военные усилия России в Мировой войне. – Париж, 1939.

11. Деникин А. И. Путь русского офицера. – М.: Современник, 1991.

12. Зайончковский А. М. Первая Мировая Война. – СПб: Полигон, 2002.

13. Мультатули П. В. Николай II. Отречение, которого не было. – М.: АСТ: Астрель, 2010.

14. Шамбаров В. Е. Великие войны России ХХ века. – М.: Алгоритм, Эксмо, 2010.