Федулов С. В., Лосик А. В.

Военно-техническое сотрудничество Российской империи и Великобритании в годы Первой мировой войны

История взаимоотношений России и Англии всегда носила сложный и неоднозначный характер. Вместе с тем, необходимо отметить, что в годы первой мировой войны между Российской Империей и Великобританией активно велось, хотя и с большими трудностями военно-техническое сотрудничество в области морских вооружений, техники, приобретения топлива (угля).

Об этом свидетельствовала справка товарища Морского министра Начальнику Морского генерального штаба (МГШ) от 8 августа 1915 года [1].

1. В данном документе отмечалось, что от морского ведомства в Англию был командирован ряд должностных лиц со следующими задачами: 1. Морской агент (атташе – прим. автора) (штатная категория «капитан 1 ранга»). На него возлагалось взаимодействие с английским Адмиралтейством по вопросам, касающимся непосредственно флота, его вооружения и снабжения. Ему подчинялись другие должностные лица, командированные в Англию и осуществляющие наблюдение за выполнением заказов, закупкой товаров и материалов. Будучи, таким образом, осведомлённым обо всех заказах и закупках он производил платежи за них из средств, переводимых для него по каждому заказу отдельно.

2. Подчинённый морскому агенту инженер-механик (штатная категория «капитан 1 ранга»). На него возлагалась задача организации заготовки угля для российского флота и расчёт за него.

3. В распоряжении инженера-механика состояли два штаб-офицера и три обер-офицера. Они осуществляли общие мероприятия по всем угольным операциям. Данные офицеры находились в тех районах Англии, в которых проходила сдача продукции.

4. Обер-офицер (штатная категория «лейтенант»). Был непосредственно подчинён морскому агенту для осуществления шифровальной телеграфной связи с МГШ.

5. Штаб-офицер инженер-механик (штатная категория «капитан 2 ранга»). Исполнял поручения морского агента при производстве закупок для Морского министерства, а так же на него возлагались обязанности:

– вести переговоры с английским Министерством амуниции;

– испрашивать у правительства Англии разрешения на размещение заказов английским фирмам и вывоз готовой продукции, материалов.

6. Штаб-офицер инженер-механик (штатная категория «капитан 2 ранга»). Старший наблюдающий за изготовлением всех заказов, как по качеству, так и по соответствию требованиям установленным условиями контрактов.

7. Два штаб-офицера и три обер-офицера наблюдающие. Осуществляли общие мероприятия контроля над ходом выполнения заказов на английских заводах.

8. Штаб-офицер инженер-механик (штатная категория «капитан 2 ранга»). Приёмщик на заводе фирмы «Виккерс» морских артиллерийских орудий для Морского министерства Российской Империи.

Вместе с тем, российское правительство организовало в Великобритании Англо-русский комитет в составе: Председатель – представитель Министерства торговли и промышленности и члены комитета: морской агент, инженер-механик осуществляющий закупку угля, военный агент. Изначально предполагалось, что этот комитет, централизовав все заказы, поступающие из России, сможет предотвратить повышение цен на английском рынке. Во взаимоотношениях с Английским правительством ожидалось, что комитет облегчит получение от правительства необходимых разрешений на выдачу заказов великобританским фирмам и согласия на вывоз готовой продукции. Однако, за первые 10 месяцев своей деятельности, комитет ощутимых положительных результатов не дал [2].

Детальный анализ деятельности Англо-русского комитета в Лондоне с предложением о его реорганизации и переименования в Русский правительственный комитет был сделан Министром финансов Российской империи в октябре 1915 года [3]. Министр финансов отметил главные причины неудачной деятельности комитета.

В первую очередь – его не организованность. Министр финансов обратил внимание на то, что члены комитета действовали не совместно, а самостоятельно. Случалось так, что в распоряжении некоторых из них были значительные валютные средства, тогда как в это же время, другой член комиссии упускал выгодный заказ из-за невозможности сделать взнос задатка. Деятельность комитета началась в сентябре 1914 года и его члены, собравшись на первое заседание, спланировали порядок выдачи заказов. Он сводился к тому, что все заказы должны были размешаться только членами комитета, исключительно по своим ведомствам и их валютным средствам. Данное решение было поддержано графом Бенкендорфом [4].

В это же время, английским правительством было создало центральное учреждение «Comission Internationale de Ravitaillement» («C.I.R.»). Это было очень примечательное учреждение. Именно оно решало все вопросы размещения заказов союзнических правительств на приобретение военной техники и вооружения, производящихся в Англии. Таким образом, представители английского правительства не принимали участия в работе Англо-русского комитета, а его члены, каждый сам по себе, обращались в «С.I.R.» для решения с английскими функционерами данного учреждения по соответствующим специальностям своих, узковедомственных вопросов. Причём, считали себя полномочными действовать от имени всего Англо-русского комитета.

В результате, деятельность комитета приняла совершенно иные формы, чем это имелось в виду при его учреждении. Это было вызвано ещё и тем, что при его создании не проводились соответствующие организационные мероприятия. Не было разработано «Положение об Англо-русском комитете», председатель комитета не назначался, а был избран его членами представитель Министерства торговли и промышленности действительный статский советник Рутковский. Совместная деятельность членов комитета,- по мнению Министра финансов, выразилась только в организации транспортировки товаров из портов Англии в Россию, которая была поручена фирме «Мартенс» и переписка с английскими властями о разрешении вывоза приобретённых и изготовленных товаров [5].

Вместе с тем, – отмечал Министр финансов, в Англии образовалось значительное количество частных обществ, присвоивших названия созвучные с Англо-русским комитетом и выдававших себя за уполномоченных правительства Российской империи. Комитет вёл активную борьбу с ними, эта борьба опять же отнимала силы и время.

В целях преобразования и реорганизации деятельности Англо-русского комитета, кроме переименования, Министр финансов России предложил назначить в состав данной организации по одному уполномоченному представителю от каждого заинтересованного в заграничных заказах ведомства. В состав этой структуры, также рекомендовалось включить одного представителя Министерства финансов, которому поручалось бы ведение финансовых вопросов. Председателем Комитета предлагалось назначить представителя от Военного министерства, как основного и самого крупного заказчика [6].

Необходимо отметить, что в исследуемый период в Англии, помимо прочего, велась закупка следующих образцов морской техники: два неподвижных морских подъёмных крана грузоподъёмностью 13 тонн [7] у фирмы «Верити», пароходы, парусные суда, баржи, буксиры, моторные катера для Северной ледовой флотилии. А так же переоборудование рыболовецких траулеров в тральщики [8].

О ходе реализации заказа по тральщикам (траулерам), 15 мая 1916 года морской агент России докладывал следующее: «Контракт по тральщикам (траулерам) выполняется медленно. Первая партия – 5 траулеров (из Испании) отремонтированы и переделываются в тральщики. Окончание работ ожидается через три недели. Англичане предоставили для них пушки и тралы.

Вторая партия – 11 траулеров (из Аргентины) скоро прибудут в Англию. И 5 из них вышли из Южной Америки.

Третья партия – 4 траулера. Российские представители попросили Британское Адмиралтейство найти необходимые корабли данного класса в Англии или нейтральных странах, но довольно скоро получили ответ, что Адмиралтейство ничего для них сделать не может. Однако когда прибывший из России генерал Поречкин обратился с аналогичным предложением к торговому дому «Ганс Смит» проблем не возникло. Необходимые для России траулеры фирма приобрела опять же у Испании и Аргентины» [9].

Сложность военно-технического сотрудничества с Англией в области морского вооружения и техники, длинную волокиту, с которой приходилось сталкиваться не только Морскому и Военному министерствам России, но и Британскому Адмиралтейству показал в своём рапорте 22 мая 1916 года морской агент Российского Императорского флота капитан 1 ранга В. Сакс [10].

Он докладывал, что при объявлении войны Англия была подготовлена ещё хуже, чем Россия. Кроме того, ей пришлось небольшую сухопутную армию развернуть в десятки корпусов, чтобы оказать помощь своим союзникам на сухопутном театре военных действий. Лорд Китченер энергично создавал большую армию, требующую огромного количества снаряжения и боеприпасов. Параллельно и флот начал быстро достраивать свои корабли и требовал величайшего напряжения всей промышленности для его снабжения и скорейшего ввода в строй надводных и подводных судов. Данные факторы обусловили необходимость создания в Великобритании нового ведомства – Министерства снабжения. Его главой был назначен популярный и влиятельный в промышленных кругах Ллойд Джорж. Деятельность данного министерства была направлена на обеспечение всем необходимым в первую очередь армии и флота Англии и только при наличии излишков, выделять их союзникам[11].

Новое министерство сразу же стало осуществлять строжайший контроль всей английской промышленности и подчинило себе все заводы хоть как-то приспособленные для производства продукции военного назначения. Все заказы, как поступившие до войны, так и после её начала выполнялись только с разрешения Ллойд Джоржа. Министерство снабжения Великобритании вело учёт всем контрактам и распределяло их в порядке срочности по категориям «А», «В» и «С» в зависимости от степени важности данного заказа, а так же принимая во внимание, от кого исходил заказ. К категории «А» относились все заказы, полученные от английского Военного министерства и Адмиралтейства, к категории «В» – заказы их контрагентов, к категории «С» – частные заказы [12].

Морской агент в Англии докладывал: «Нам с большим трудом удалось включить наши заказы в категорию «А», то есть стать по срочности в первый ряд заказов, но это ещё далеко не гарантирует нас от просрочек наших важнейших заказов. Объясняется это перегруженностью заводов заказами категории «А», поэтому российским наблюдающим на заводах приходится уже умолять, а не требовать двинуть наши важные просроченные заказы вперемешку с английскими, а не ставить их в хвост длинного списка британских заказов. Зачастую, становится бессильным даже английское Адмиралтейство, ходатайствовавшее по нашей просьбе о выполнении российских заказов» [13].

В аналогичном положении находились и заказы из других стран. Министерство снабжения твёрдо придерживалось принципа «Сперва всё для Англии, а только избыток – для союзников». Все просьбы союзных держав о размещении заказов, как в Великобритании, так и в нейтральных странах рассматривались в ранее упоминаемом учреждении «C.I.R.». Рассмотрев данные просьбы, «C.I.R.» разрешал размещать заказы в Англии только условно. С оговоркой, что контракт ни в коем случае не должен мешать исполнению заказов британского правительства. Такая оговорка превращала срок выполнения контракта в фикцию, так как в случае поступления на завод нового английского заказа, этот срок удлинялся и становился совершенно не предсказуемым. В случаях, когда союзные державы просили поместить заказ в нейтральных странах, представитель Министерства снабжения в «C.I.R.» изыскивал все средства для отказа. Делалось это для того, чтобы до предела заполнить производственные мощности и без того перегруженных заводов Великобритании. И только в случае невозможности этого сделать, скрепя сердце, давал разрешение поместить этот заказ вне Англии [14].

Капитан 1 ранга В. Сакс докладывал, что данных условиях возникают сложности в военно-техническом сотрудничестве, а в некоторых случаях, как например, при желании приобрести суда в Англии, можно всегда ожидать отказ. Вместе с тем, он с оптимизмом отмечал: «В настоящее время, когда британские армия и флот развёрнуты почти до желательного предела и их снабжение урегулировано, можно ожидать, что наши заказы будут выполнены более быстрыми темпами и не будет столь длительных отсрочек в их исполнении, как это было и наблюдается сейчас, несмотря на принимаемые нами самые энергичные меры» [15].

Со своей стороны, морской агент предлагал при размещении заказов в Великобритании оговаривать для России право вести переговоры с соответствующими министерствами напрямую, минуя посредничество конторы «C.I.R.». Однако, это уже было летом 1916 года. Не претерпев особых жертв, разрушений и ужасов первой мировой войны, английская промышленность получила дополнительные возможности своего развития и обогащения.

Таким образом, рассматривая военно-техническое сотрудничество Российской Империи и Великобритании в годы первой мировой войны необходимо отметить, что, во-первых, являясь одним из самых экономически развитых государств, Англия к первой мировой войне была не подготовлена, что отразилось на сотрудничестве не только с Россией, но и другими союзными державами. Во-вторых, затягиванием сроков выполнения иностранных заказов, Великобритания наглядно продемонстрировала другим странам мира, в том числе и России приоритетность национальных интересов перед союзническим долгом. В-третьих, созданием Министерства снабжения и конторы «C.I.R.» английское правительство показало несовершенство российской системы внешних заказов в военное время.

Литература

1. РГА ВМФ. – Ф. 401. Оп. 6. Д. 939. Л. 11.

2. Там же. Л. 11-12.

3. Там же. Л. 17.

4. Там же. Л. 17.

5. Там же. Л.17-18.

6. Там же. Л. 18-19.

7. Там же. Л. 79.

8. Там же. Л. 52.

9. Там же. Л. 52.

10. Там же. Л. 63.

11. Там же. Л. 64.

12. Там же. Л. 64-65.

13. Там же. Л. 65.

14. Там же. Л. 65-66.

15. Там же. Л. 67.