Шугалей И. В., Илюшин М. А., Судариков А. М.

Развитие химического оружия от создания к применению во время Первой мировой войны

Использование сильнодействующих и ядовитых веществ в политических и военных целях имеет давнюю историю.

Первая попытка одержать военную победу с использованием ядовитых веществ была предпринята спартанцами во время войны с афинянами (431 - 404 до Р. Х.) при осаде городов Платеи и Белиума. Спартанцы пропитывали дерево смолой и серой и сжигали его у городских стен, чтобы удушить жителей и ворваться в город [1].

В средние века в многочисленных войнах также использовали ядовитые химические вещества

Их применяли путем разбрасывания наполненных такими веществами различных емкостей, подобно ручным гранатам.

Легенды приписывают применение химического оружия легендарному пресвитеру Иоанну в войнах с мусульманами. Сказания передают, что Престер Джон (около XI столетия) наполнял медные фигуры взрывчатыми и горючими веществами, дым вырывался изо рта и ноздрей этих фантомов, что обращало противника в бегство [1].

В 18-19 веках были накоплены достаточныенауные предпосылки для созания и массового применения химического оружия.

Впервые эффективное отравляющее вещество, открытую в 1782 г. К. В. Шееле синильную кислоту, прусская армия собиралась использовать против армии Наполеона. Генералов остановила неспособность промышленности того времени производить синильную кислоту в количествах, необходимых для ведения боевых действий.

Во время Крымской войны сэр Лион Плейфэр предложил военному министерству использовать для обстрела укреплений Севастополя снаряды, наполненные синильной кислотой.

Достаточно серьезным с точки зрения боевого использования химических веществ было предложение английского адмирала лорда Дэндональда во время Крымской кампании. (1855 г.)

Дэндональд предложил английскому правительству проект взятия Севастополя при помощи паров серы. В своей записке лорд Дэндональд писал:» При осмотре серных печей в июле 1811 г., я заметил, что дым, который выделяется во время грубого процесса плавки серы, сначала, вследствие теплоты, подымается кверху, но вскоре падает вниз, уничтожая всю растительность и являясь на большом пространстве губительным для всякого живого существа. Оказалось, что существует приказ, запрещающий людям спать в районе 3-х миль в окружности от печей во время плавки. Этот факт я решил применить для нужд армии и флота» [2]

Основные рекомендации для осуществления плпна лорд Дэндональд привел в меморандуме от 1855 г.

"Материалы, необходимые для изгнания русских из Севастополя: опыты показали, что из 5 частей каменного угля выделяется одна часть серы. Состав смесей из угля и серы для употребления в полевой службе, в которых весовое отношение играет очень важную роль, может быть указан проф. Фарадеем. Четырехсот или пятисот тонн серы и двух тысяч тонн угля будет достаточно»

Меморандум лорда Дэндональда, вместе с объяснительными записками, был передан английским правительством того времени специальномукомитету. Комитет постановил, что затея лорда Дэндональда вполне осуществима, но «...ни один честный враг не должен воспользоваться таким способом».

Тем не менее, ограниченное применение химического оружия в Крымскую войну состоялось. В севастопольском дневнике вице-адмирала М. Ф. Рейнеке друга адмирала П. С. Нахимова 13 мая 1854 г. записано:

«...Сегодня привезены (в Севастополь) из Одессы две вонючие бомбы, брошенные в город 11 апреля с английских и французских пароходов. Одну из них стали вскрывать в присутствии Корнилова, и нестерпимая вонь так сильно обдала всех, что Корнилову сделалось дурно. Такая же бомба была вскрыта в Одессе, и канонир, вскрывавший ее, лишился чувств, получив сильную рвоту; два дня он был болен, и не знаю - выздоровел ли» [2]. 8 конце 50-х г, XIX века Императору Александру Второму Главный артиллерийский комитет (ГАУ) предложил ввести в боекомплект бомбы, начиненные отравляющими веществами. Для однопудовых (196-мм) крепостных единорогов была изготовлена опытная серия бомб, снаряженныхпроизводным какодила [3].

Какодил – соединение мышьяка, получаемое по реакции [4]

2ClAs(CH3)2 + Zn = (CH3)2As.As(CH3)2 + ZnCl2.

По этому поводу знаменитый в те годы генерал-адъютант А. А. Баранцов (1810-1882), герой нескольких войн, написал доклад царю, где категорически заявил, что применение артиллерийских снарядов с отравляющими веществами в настоящем и будущем полностью исключено [3].

Очевидно, именно мнение высших военачальников о низкой эффективности химического оружия создало предпосылки для созыва Гаагской конференции в 1899 г. Участвовавшие в конференции представители Германии, Италии, России и Япония договорились о неприменении удушающих и ядовитых газов в военных целях. Франция присоединилась к Гаагской декларации в том же году, Британия - чуть позже, в 1907 г. Однако в период подготовки к войне от идеи использования химического оружия не отказались.

В начале Первой мировой войны использовались химические вещества раздражающего, а не летального действия. Первыми их в августе 1914 года применили французы: это были 26-мм гранаты, наполненные слезоточивым газом (бромэтилацетатом). Но запасы этилбромацетата у союзников быстро подошли к концу, и французская администрация заменила его другим веществом — хлорацетоном [4]. В 1914 году немецкие войска открыли огонь снарядами,наполненными этим химическим веществом, в битве при Нев-Шапель против британцев, однако достигнутая концентрация газа была едва заметна.

Тем не менее осенью 1914 г. немецкий Институт Вильгельма начал разработку отравляющих газов для военного применения, а лауреат Нобелевской премии по химии (1918) Хабер и его лаборатория начали разрабатывать химическое оружие [6]. Хлор, которогов 1914 г. в Германии ежедневно производилось до 40 тонн Хабер предлагал хранить и транспортировать на линию фронта в жидкой форме, под давлением, в стальных цилиндрах. Цилиндры должны были доставляться на боевые позиции; при наличии попутного ветра хлор выпускался в сторону вражеских позиций.

Генералы с трудом представляли возможные последствия, однакоХабер хорошо понимал, какой эффект вызовет новое оружие и решил присутствовать при первом испытании. Местом первой атаки было выбрано местечко Langemarck под Ипром. На шестикилометровом участке располагались французские резервисты из Алжира и Канадский дивизион. Датой атаки назначили 22 апреля 1915г [4,5,6]. Для атаки 160 тонн жидкого хлора в 6000 цилиндрах были тайно размещены вдоль германских позиций. Желто-зеленое облако накрыло французские позиции. Газ проникал во все щели укрытий. Те, кто пытался бежать, получали отравление еще быстрее, и умирали стремительно. В результате атаки погибло 5000 человек, ещё 15 000 человек были отравлены. Германцы в газовых масках заняли французские позиции, продвинувшись на 800 ярдов.

Однако никаких великих стратегических целей с помощью химического оружия достичь не удалось, отступление союзников (главным образом, французов и ненадёжных колониальных войск) прекратилось, как только немцы исчерпали запасы хлора, а оперативно подтянутые резервы свели к нулю первоначально достигнутый немцами успех. Немецкое командование сочло хлор малоэффективным так как только 4% пораженных умирало.

После битвы на Ипре отравляющие газы были применены Германией ещё несколько раз: 24 апреля против 1-й канадской дивизии, 2 мая около «Фермы-мышеловки»,5 мая против британцев и 6 августа против защитников русской крепости Осовец. Сразу 90 человек погибло в окопах 5 мая; из 207 попавших в полевые госпитали 46 умерли в тот же день, а 12 – после продолжительных мучений. Против русской армии действие газов, однако, не оказалось достаточно эффективным: несмотря на серьёзные потери, русская армия отбросила немцев от Осовца[6]. Контратака русских войск была названа в европейский историографии как «атака мертвецов»: по словам многих историков и свидетелей тех сражений, русские солдаты одним только своим внешним видом (многие были изуродованы после обстрела химическими снарядами) повергли в шок и тотальную панику германских солдат [6].

Немцы предприняли газобаллонную атаку против руских войск 31 мая 1915 года в рвйоне г. Болимово (западнее Варшавы). При этом было отравлено 9 тысчелвек, из которых на поле боя умерло 1,2 тыс, а общее число погибших достигло 3.5 тыс человек

Недостатки хлора были преодолены с изобретением и внедрением в армейский арсенал фосгена, который был синтезирован группой французских химиков под руководством Виктора Гриньяра и впервые использован Францией в 1915 году. Фосген было труднее обнаружить, чем хлор, что сделало его более эффективным оружием. Фосген использовался в чистом виде, но чаще в смеси с хлоромдля увеличения площади распространения более плотного фосгена. Союзники называли эту смесь «Белая звезда», так как снаряды с вышеозначенной смесью маркировались белой звездой [7].

Фосген, как боевой газ, превосходил хлор большей, по сравнению с последним, токсичностью. Потенциальным недостатком фосгена считалось то, что симптомы отравления иногдапроявлялись лишь через 24 часа после вдыхания. Это давало возможность солдатам, отравленным фосгеном, продолжать некоторое время вести боевые действия. С другой стороны, на следующий день эти солдаты умирали или становились инвалидами. . В октябре 1915 года немцы с помощью фосгена осуществили химическую атаку против французских войск у г. Реймса. В результате этой атаки было отравлено около 5 тыс. человек, из которых 800 погибло [7]. Эффективность химического оружия снижалась по мере совершенствования средств химзащиты.

Спустя некоторое время на вооружение приняли разнообразные варианты масок и повязок, которые перед применением следовало смачивать специальным составом, нейтрализующим фосген.

Позднее в русскую армию поступили противогазы Зеленина [8]. Химики противоборствующих сторон пытались усилить действие химического оружия, применяя вместе с фосгеном и дифосгеном дифенилхлорарсин[9]. Это вещество проникало через фильтры тогдашних противогазов и вызывало сильнейший кашель, заставляя солдат срывать маски. Впервые дифенилхлорарсин был применён опять-таки немцами 10 июля 1917 года.

В том же 17-ом году немцы поставили на фронт отравляющее вещество кожно-нарывного действия. В,В-дихлордиэтилсульфида, он же иприт, он же горчичный газ [9]. Первоначальный опыт применения был успешен. В течение 4 часов 12 июля 1917 года по позициям англо-французских войск было выпущено 50 тысяч мин, начинённых ипритом. Пострадало 2490 человек. Из них скончалось только 87 - при полном отсутствии защиты от отравляющего вещества кожно-нарывного действия[6].

С появлением в войсках защитных костюмов эффективность иприта упала ещё ниже. Рассматривая историю состязания химиков и создателей средств химзащиты, можно отметить, что сокрушительный эффект средств химического нападения достигался лишь при внезапном и массированном применении новинки. В состязании нападения и защиты «защитники» неизменно оказывались победителями. Защита от химического оружия достигается неизмеримо меньшими средствами, чем от артиллерии или авиации [6].

Британия выразила явное негодование тем, что Германия применила на Ипре отравляющие газы. Один из командующих британскими войсками лейтенант-генерал Фергюсон назвал поведение Германии трусостью. Вот его слова: «Однако если британцы хотят выиграть эту войну, они должны уничтожать врага, и если он действует нечестно, то отчего нам не воспользоваться его способом» [6].

Впервые англичане применили хлор в битве при Лоосе 25 сентября 1915 года, но эта попытка обернулась против самих англичан. Успех использования хлора зависит от благоприятного ветра, дующего в сторону врага, а в тот день ветер был переменчив.

Сложившаяся ситуация вынудила и Россию включиться в химическую гонку вооруженией. Вопрос о производстве и применении химического оружия был впервые поставлен Особой распорядительной комиссией по артиллерийской части 4 марта 1915 г. Предложение были отклонено Верховным главнокомандующим по этичическим соображениям. Однако, успешный опыт применения ОВ германскими войсками заставил пересмотреть эту точку зрения. 2 июня 1915 г. было отдано распоряжение о начале работ над созданием химических боеприпасов и снабжении ими войск [10]. При ГАУ была образована специальная комиссия по заготовлению удушающих средств под председательством начальника Центральной научно-технической лаборатории военного ведомства.

В феврале 1916 г. было организовано производство синильной кислоты в Томском университете. В 1915 г. была реализована программа развёртывания в России химического производства, координировавшаяся ген.-лейт., акад. В.Н. Ипатьевым. В августе 1915 г. был реализован выпуск промышленногохлора, в октябре началось производство фосгена.

К осени 1916 г. требования армии на химические 76-мм снаряды удовлетворялись полностью: армия получала ежемесячно 15000 снарядов, начиненных ядовитыми веществами. В начале 1917 г. были разработаны и готовились к применению в боевых условиях 107-мм пушечные и 152-мм гаубичные химические снаряды [11]. Весной 1917 г. в войска стали поступать химические боеприпасы для миномётов и ручные химические гранаты.

В широких масштабах химическое оружие было применено русской армией летом 1916 г. в ходе Брусиловского прорыва. Использовались 76-мм снаряды с отравляющими веществами удушающего (хлорпикрин) и ядовитого (фосген, венсинит) действия. Была показана их высокую эффективность при подавлении артиллерийских батарей противника [11].

Каковы же итоги применения химического оружия против хорошо снаряжённых и обученных войск? В американской армии, участвовавшей в боевых действиях под самый занавес Первой мировой войны, из 77752 газоотравленных умерло 1221, т. е. меньше 2 %. Между тем по американской же статистике от ран, нанесенных огнестрельным оружием, умерло около 24,8 % военнослужащих. С июня 1917 года в английской армии из 160970 человек, пораженных ипритом, умерло 4157, т. е. 2,6 %. Инвалидность от отравления была в 3-4 раза была ниже, чем от ранений.

В первую мировую войну от химического оружия пострадало 1.3 миллиона человек

Статистика последних лет войны заставила авторов Британской истории Первой мировой войны прийти к разгромному для химиков выводу: «С помощью отравляющих веществ достигается лишь ограниченный эффект...» На основании столь оптимистичного заключения политики более чем ста стран со спокойной совестью ратифицировали в 1925 г. женевский «Протокол о запрещении применения на войне ядовитых и бактериологических средств». Однако, работы по совершенствованию средств химического нападения интенсифицировались. В частности, американцы продолжили расширять и совершенствовать основанный в 1917 г. так называемый Эджвудский арсенал.

Предшественником Эджвудского арсенала был снаряжательный завод в ГенпаудерНеке (штат Мэриленд), на котором производилось наполнение химических мин, снарядов и гранат отравляющими веществами, поступающими из коммерческого сектора химической промышленности. В конце 1917 года правительство США приобрело территорию вблизи города Абердин (штат Мэриленд) под артиллейрийский полигон. На южной части территории этого полигона площадью 1400 гектаров и был размещен Эджвудский арсенал. К тому времени объем поставок фосгена и других газов коммерческими фирмами перестал удовлетворять растущие потребности американского экспедиционного корпуса генерала Джона Першинга, вступившего в боевые действия против Германии с территории Франции.

Строительство арсенала велось быстрыми темпами. Уже в июне 1918 года хлорпикринный завод в Эджвуде развил производство на полную мощность. А еще ранее был пущен фосгенный завод. Число военнохимических заводов в арсенале непрерывно росло. Решения о строительстве новых заводов принимались, не обращая внимания на то, что начатые ранее стройки были далеки от завершения. Фосгенный и хлорпикринный заводы потребовали поставок хлора в таких количествах, которые не в состоянии были удовлетворить коммерческие фирмы. Поэтому в Эджвуде к августу 1918 года было создано собственное хлорное производство мощностью 100 тонн сжиженного хлора в сутки. В июне 1918 года дал первую продукцию ипритный завод.

Весной 1918 года в состав Эджвудского арсенала дополнительно были введены заводы по производству отравляющих веществ, ранее построенные в других штатах. Кроме того, по заказу самого арсенала, были построены военнохимические заводы за пределами штата Мэриленд в местах, близких к источникам сырья.

На 1 октября 1918 года в Эджвудском арсенале трудились 233 офицера, 6948 нижних военных чинов и 3066 рабочих.

После окончания Первой мировой войны химическое оружие заняло прочное, и далеко не последнее место в арсеналах воевавших стран. Ему первому в ХХ столетии был присвоен статус оружия массового поражения. К началу Второй мировой войны мало кто из военных специалистов сомневался, что новая схватка ведущих держав не обойдется без широкомасштабного применения химического оружия. Но, к счастью, эти прогнозы так и не сбылись.

Литература

1. Джеймс П., Торп Н. Древние изобретения. – Минск, Попурри, 1997.

2. Горев Л. Война 1853-1856 и оборона Севастополя. – М., 1955.

3. Белецкая И.П., Новиков С.С.. Химическое оружие в России. Вестник Российской Академии наук, 1995. Т.65, Вып. 2. С.99-111.

4. Отравляющие вещества / Под ред Г.А. Сокольского. – М., Воениздат, 1990. - 272 с.

5. Александров В.Н., Емельянов В.И. Отравляющие вещества. Военное издательство. – М., 1990.

6. Де Лазари А.Н. Химическое оружие на фронтах Мировой войны 1914-1918г.. – М.: Вузовская книга. - 296 с.

7. Касатонова Е. А. Фосген, Иприт, люизит. Военно-промышленный курьер, Т. 35. – М., 2008. С.251-262

8. Супотницкий М.В. От шлема Гипо к защите Зелинского. Как совершенствовались противогазы в годы первой мировой войны. Офицеры, 2011, Вып.1. С.50-55

9. Франке З. Химия отравляющих веществ. – М.: Химия, 1993. Т.1,2.

10. Федоров Л.Н. Химическое оружие в России. История, экология, политика. – М.: Центр экологической политики России, 1994. – 220 с.

11. Барсуков Е.З. Русская артиллерия в Мировую войну. Т.1. – М.: Воениздат, 1938. С.389-391.