Антонова К. Н., Дэвидсон Т.

Поколение, потерянное для общества, но не для человечества

Трагические события разных исторических эпох дают неизбежный импульс развитию литературы.

Великая французская революция стала отправной точкой для романтизма. Первая мировая война во многом способствовала развитию литературы модернизма и становлению литературы «потерянного поколения». Вторая мировая война дала импульс для переориентации литературы в направлении постмодернизма. Неоднократно события, разрушительные для общества, приводили к появлению поколения писателей, внесших свой неоспоримый вклад в литературное наследие человечества.

Первая мировая война привела к появлению писателей, представивших в своих произведениях настоящую летопись эпохи и портрет человека, прошедшего через пучину ужаса и горя на полях сражений и непонимания общества, отправившего его на смерть.

В романах о Первой мировой войне внимание сосредоточено главным образом на судьбе индивидуума, который был обречен на суровые лишения, страдания и гибель как физическую так и духовную, как на поле сражения, так и столкнувшись с враждебной изоляцией послевоенного общества. Этим обусловлена тональность подачи материала – от революционизирующего влияния войны до вызванного ею пессимизма и отчаяния.

Ощущение «потерянности» было пережито и осознано значительно шире, чем рамки военной темы. В трактовке В. М. Толмачёва «потерянность» в широком смысле — следствие разрыва и с системой ценностей, восходящих к «пуританизму», «традиции благопристойности», и с довоенным представлением о том, какими должны быть тематика и стилистика художественного произведения. Мучительное осмысление «заката Запада», собственного одиночества, равно как и проснувшаяся ностальгия по органической цельности мира, привели писателей пред- и военной эпохи к настойчивым поискам новой идеальности, которую они формулировали прежде всего в терминах художественного мастерства» [7, с. 343]. По утверждению Мандлера [8, с. 2], развитию этой идеи поствикторианцы посвящали свою деятельность, но она достигла своего апогея лишь после Первой мировой войны и во многом благодаря ей.

Хотя традиционно считается, что литература «потерянного поколения» сложилась в европейской и американской литературе в течение десятилетия после окончания Первой мировой войны, и ее начало датируется 1929 годом, когда были изданы три романа: «Смерть героя» Р.Олдингтона, «На Западном фронте без перемен» Э.М. Ремарка и «Прощай, оружие!» Э.Хемингуэя, литература английского модернизма не смогла бы состояться во всей полноте своего проявления, если бы не трагические события 1914 года.

Несмотря на то, что писателей-модернистов в большей степени волновали проблемы литературы и искусства, и многие из них занимали позицию неучастия, Первая мировая война оставила в их творчестве заметный отпечаток. Справедливо наблюдение Винтера [9, с. 182], что прием потока сознания, зародившийся в предвоенную эпоху «из передового творческого духа предвоенных дней, получил широкое распространение и признание именно в изменившемся после катастрофы обществе».

Отношение писателей поствикторианцев к войне было неоднозначным. Один из апологетов модернизма философ Бертран Рассел, которому к началу войны исполнилось 42 года, писал, что война принесла ему омоложение, «вытряхнула все старые предрассудки и заставила думать по-новому о многих важных вещах»[5, с. 168]. Однако, несмотря на явно позитивное отношение к элементу обновления, который принесла война, Рассела не могло не удивлять одобрение военных действий большинством представителей интеллигенции.

Писатели-модернисты либо выступили сторонниками войны, либо, подобно Т.С.Элиоту, на вопрос об отношении к войне отвечали: «Одно могу сказать точно – я не пацифист»[5, с. 171].

В произведениях В.Вульф нет четкой картины времени, однако, дух эпохи и изменений, вызванных событиями внешней истории, передан с мастерской точностью, свидетельствующей о наблюдательности и неравнодушии автора. В романе «По морю, прочь» [3] (1913) предчувствие войны присутствует в образах «безглазых, лысых хищников» новых военных кораблей и разговорах о необходимости новых военных аэропланов. В другом, более позднем романе «Комната Джейкоба», «по Уайтхоллу, проходят процессии со знаменами и пожилые люди с трудом слезают с лап отполированных львов», а те, кому выпало решать судьбу страны, «кажутся слишком красными, толстыми, бледными и худощавыми, чтобы, подобно мраморным головам, направлять ход истории», и вот уже «линейные корабли в Северном море лучами расходятся в стороны … и по сигналу все пушки наведены на цель» [1]. В результате без произнесения слово «война» читателю становится очевидным, что герой – Джейкоб – погиб именно на фронте Первой мировой войны. В романе «Миссис Дэллоуэй» [2] (1921) война возникает в образе сошедшего с ума фронтовика Септимуса и его маленькой, измученной жены, подтверждая, что война «убила романтику», оставив лишь ностальгию.

Первая мировая война во многом определила жизнь и творчество еще одного модерниста – Дэвида Герберта Лоренса (1885-1930). Для него военные и первые послевоенные годы были тяжёлым временем. Лоренс не скрывал своей ненависти к войне, которую воспринимал как самое уродливое явление, порождённое больной цивилизацией. Весной 1912 он бежал в Европу с гражданкой Германии Фридой Уикли (урожденной фон Рихтхофен), женой ноттингемского профессора Э.Уикли. В 1913 вышел в свет первый сборник его стихотворений и роман Сыновья и любовники (Sons and Lovers). Тогда же он начал работать над романом под условным названием Сестры (The Sisters) – впоследствии тот распался на Радугу (The Rainbow, 1915) и Влюбленных женщин (Women in Love, 1920). В 1914 был опубликован первый сборник рассказов Лоуренса Прусский офицер (The Prussian Officer). Радугу запретили сразу же после опубликования в 1915, объявив безнравственной книгой, способной оказать зловредное влияние на читателя, а для Влюбленных женщин Лоуренс вообще не смог найти издателя (за счет автора роман был напечатан в Нью-Йорке в 1920). Однако действительной причиной недовольства властей было осуждение писателем британской политики, его антивоенная позиция. После запрета «Радуги» он испытывал большие материальные затруднения. Так как жена писателя Фрида была немкой, супругов обвинили в шпионаже и подвергли высылке из Корнуолла, где они жили в 1916 - 1917 годы. В 1919 году Лоренс получил возможность выехать из Англии, он бывал там только наездами, поставив себя в положение добровольного изгнанника. Писатель жил в Европе, Австралии, Америке. Последние годы жизни он провёл в Италии.

Хотя многие считают лучшей частью наследия писателя его рассказы, все же именно романы – Сыновья и любовники, Радуга, Влюбленные женщины и Любовник леди Чаттерли – позволяют назвать Лоренса выдающимся писателем 20 в. Тень Первой мировой войны лежит на всех трех крупнейших произведениях писателя. Хотя в Радуге и Влюбленных женщинах Лоренс нигде прямо не говорит о войне, она постоянно напоминает о себе горечью тона и предчувствием неизбежного культурного оскудения Европы.

В послевоенный период Лоренс приходит к выводу, что мало пытаться спасти новое общественное самосознание – нужно менять само общественное устройство. Все граждане должны подчиниться воле одного человека – личности, подобной карлейлевским «героям», живому воплощению божественного начала, платоновскому королю-философу. Эта мысль высказывалась писателем в так называемых романах о «вождях» – Флейте Аарона, Кенгуру и Пернатом змее.

В своем последнем романе, Любовник леди Чаттерли, Лоренс выражает слабую надежду на то, что лишь немногие осчастливленные «близостью» мужчины и женщины могут укрыться от давления обстоятельств. Многострадальный роман Д.Г. Лоренса по многим аспектам вписывается в контекст литературы «потерянного поколения». Уже в первых строках романа выражены мысли и настроения тех, кто пережил катастрофу войны. «Век наш по сути своей трагичен, и поэтому мы отказываемся воспринимать его трагически. С миром произошла катастрофа, мы оказались среди руин, но сразу же начали строить новые жилища, лелеять новые надежды. Нам сейчас нелегко, путь в будущее полон препятствий, но мы преодолеем или обойдём их. Мы должны жить, невзирая на все обрушившиеся на нас трудности» [4]. Война разбила счастье Констанции Чаттерлей, сделала инвалидом её мужа Клиффорда, сломала судьбу егеря сэра Клиффорда, бывшего солдата Оливера Меллорса. Жизненная история этих трех человек, их взаимоотношения в атмосфере жизни послевоенной Англии, выливающиеся в установление новых принципов отношений между мужчиной и женщиной, становятся предметом художественного исследования в романе.

Роман Д.Г. Лоренса «Любовник леди Чаттерлей» обладает как типологически близкими свойствами прозе «потерянного поколения», так и значительным своеобразием. В качестве сходства можно отметить обращение к судьбе молодого человека, физически и духовно искалеченного войной, взрастившего в душе индивидуализм как своеобразную форму защиты от обманувшего их общества, стремящегося найти себя, кто в погоне за успехом (Клиффорд), кто в любви (Меллорс); интерес к теме самопознания, разочарование и эскапизм, трагическая тональность, бескомпромиссная критика устоев лицемерной цивилизации, а также лирическая напряжённость. В качестве своеобразных черт можно отметить то, что подлинной героиней романа стала Констанция Чаттерлей, которой и предстояло сделать выбор между настоящими ценностями и миражами, определить свое место в жизни.

Основные акценты сделаны не на социальной стороне жизни, не на сюжетном действии, а перенесены в область категорий психологического и морально-этического характера, основной конфликт романа состоит в противостоянии холодного интеллекта, сознания рассудочного, боящегося чувств и подавляющего их, и чувственного сознания, свободно отдающегося страсти.

Таким образом, война, безусловно, способствовала смене литературного направления и оставила ощущение общей утраты и тоски. Ощущение общей дисгармонии современного мира, нестабильность положения в нем отдельной человеческой личности и ее отчуждение от общества – все это обусловило переход мировой или, по крайней мере, «западной» литературы в новое качество, объединяемое понятием «модернизм».

Литература

1. Вульф В. Комната Джейкоба. – СПб., 2004.

2. Вульф В. Миссис Дэллоуэй.– СПб., 2004.

3. Вульф В. По морю прочь. – М., 2005.

4. Лоуренс Д. Г. Любовник леди Чаттерлей./ Пер. с англ. В. Чухно. – М., 2004. С. 14.

5. Рассел, Б. Автобиография // Иностранная литература. – 2000. – № 12. – С.168.

6. Там же. С. 171.

7. Толмачев В. М. «Потерянное поколение» и творчество Э. Хемингуэя // Зарубежная литература ХХ века. – 2-е изд. – М., 2000. С. 343.

8. Mandler, P. Introduction. The intelligentsia after the Victorians / P.Mandler, S.Pedersen// After the Victorians. Public, conscience and public duty in Modern Britain. Essays. – London, New York, 1994. P.2.

9. Winter, J.M. The Great War and the British People/ J.M.Winter. – Cambridge. P.182.