Лебедев С. В.

Буденовка и Палехская миниатюра – маленькие культурные последствия Великой войны

Первая мировая война оказала огромное воздействие на всю русскую культуру, как, впрочем, и на все культурное развитие всех участников мирового конфликта. При этом обычно влияние войны сводится в основном к рефлексиям участников боев, оставивших воспоминания. Поэзия Николая Гумилева, Сергея Есенина, Александра Блока, Владимира Маяковского, Федора Соллогуба, в 1914-17 гг. стала заметным явлением в литературе. Строгая проза в силу многих исторических событий, последовавших с 1917 года, события «германской» войны оставила лишь как часть фона для описания революции и другой войны, Гражданской.

И все же от событий первой мировой остались многие, воспринимаемые как что-то извечное, элементы глубинной народной культуры. Речь идет о красноармейском шлеме и лаковой миниатюре Палеха. Напомним, как первая мировая война породила эти узнаваемые элементы русской советской культуры.

Буденовка (богатырка) – форменный головной убор в Красной армии в 1918-1940 гг. Создан по образу древнерусского шлема художниками В.М. Васнецовым, К.А. Коровиным и Б.М. Кустодиевым.

Образцы новой военной формы, включавшей новый головной убор, были разработаны в период Первой мировой войны, и пошиты концерном Н.А. Второва. Солдаты в шинелях с «разговорам», напоминающих стрелецкие кафтаны, и головных уборах смахивающих на древнерусский шлем, должны были быть похожими на русских витязей – богатырей (отсюда появилось само название «богатырка»). Шлем из ткани на Руси был известен издавна: в русском воинстве в ходу были не только кованые из железа, но и сделанные из войлока, так называемые куячные шлемы, или куяки. Виктор Васнецов часто использовал при создании своих патриотических плакатов во время Первой мировой войны образ русского витязя. Например, мы можем видеть подобный образ русского витязя-богатыря, сражающегося с трёхглавым «Змеем Горынычем» на плакате, созданном в 1914 году.

Однако в период войны с немцами новая форма еще не надевалась. Она предназначалась для войск русской армии, чтобы пройти на параде победы в Берлине. Однако трагические события 1917 года не только вырвали из рук русской армии неминуемую победу над Германией, но и вызвали в Росси гражданскую войну. Парадоксальным образом, большевистские вожди, никогда не замеченные в симпатиях к русской старине, вынуждены были использовать обмундирование нового образца в Красной армии. В условиях хозяйственной разрухи командование Красной армии вынуждено было использовать имевшиеся запасы обмундирования царской армии.

7 мая 1918 года был объявлен конкурс на разработку нового обмундирования для военнослужащих РККА, в котором приняли участие известные русские художники В.М. Васнецов, Б.М. Кустодиев и др.

В декабре 1918 года на основании представленных на конкурс работ Реввоенсовет (РВС) утвердил новый тип зимнего головного убора из мундирного сукна, внешне напоминавший традиционные защитные шлемы древнерусского воинства. Вначале они были известны под названием «богатырка». Первыми «богатырку» надели красноармейцы Иваново-Вознесенска. Впоследствии шлем стали называть по имени военачальников М.В. Фрунзе и С.М. Буденного – «фрунзевка» и «буденовка». Укоренилось последнее название, таким образом, именно буденовка была утверждена как тип головного убора. В официальных документах буденовку часто называли «красноармейским шлемом».

Буденовка как главный головной убор Красной армии, просуществовал вплоть до июля 1940 года. Однако процесс замены обмундирования в многомиллионной армии затянулся, и окончательно буденовка исчезла только после полного замены формы в советской армии в начале 1943 года. По иронии судьбы, богатырку заменила форма с погонами, лампасами, ушанками, поразительно напоминающая форму царской армии.

За два десятилетия существования богатырка оказалась связана в памяти народа не только с братоубийственной гражданской войной, но и также победами над иноземными интервентами, над японцами при Хасане и Халхин-Голе, с возвращением восточнославянских земель в 1939-40 гг, с победой над финнами. Не случайно образ воина в буденовке стал весьма популярным в произведениях народного творчества, например, в русской лаковой миниатюре.

Сама же лаковая миниатюра, которую часто называют словом «Палех» по названию села, где она появилась, стала одним из символов России наряду с морозами, медведями, матрешками, балалайками и автоматом Калашникова. Ее рождение также связано с первой мировой войной. Создатель палехской миниатюры был иконописец Голиков Иван Иванович (27 декабря 1886 ст ст. (8 января 1887 ) — 30 марта 1937).

Иван Голиков родился в Москве в семье потомственного художника-иконописца, уроженца Палеха Ивана Михайловича Голикова. В роду Голиковых все мужчины были иконописцами на протяжении трех веков. Когда Ване Голикову было 7 лет, семья переехала в Палех. В десятилетнем возрасте он был отдан на обучение иконописному делу в известную в Палехе мастерскую Н. М. Сафонова. В 1900 году, обучившись приёмам иконного письма, Иван Голиков отправился в Петербург, а затем в Москву для работы в иконописных мастерских. Иван проучился только одну зиму в церковно-приходской школе, но был весьма начитанным человеком. Отец скончался, когда Ивану исполнилось 14 лет и он остался старшим в семье, в которой, помимо матери, были еще его братья Николай, Михаил, Василий, Владимир, сестра Надежда. Но Голиков не боялся труда — с артелью иконописцев он разъезжал по городам, селам и монастырям. Голиков занимался реставрацией древних фресок, росписью церквей. Его специализацией было доличное письмо, то есть, художник писал на иконах одежды. Голиков был умелым художником, много и хорошо работавшим и неплохо зарабатывавшим. При этом он был веселым парнем, на деревенские вечеринки он часто приходил с балалайкой.

Голиков расписывал храмы в Казани и церковь Святоозерского монастыря, работал в Новодевичьем монастыре, Грановитой палате, в московских и петербургских храмах. Работая в Петербурге, он некоторое время посещал в качестве вольного слушателя рисовальные классы училища барона Штиглица.

Однако по достижению 21 года, Голиков был призван в армию на действительную службу. Как единственный кормилец в семье и вольный слушатель художественного училища Голиков мог на законном основании избегнуть призыва, но как честный человек, православный верующий, гражданин и патриот Иван Голиков не стал уклоняться от выполнения воинского долга. Иван Голиков проходил воинскую службу в 1907—1911 годах.

Демобилизовавшись, Голиков в 1911—14 годах работал в мастерской Н. М. Сафонова в Палехе, и расписывал церковь в Казани. 26 мая 1914 года в палехской Крестовоздвиженской церкви состоялось бракосочетание Ивана Голикова с Анастасией Васильевной Колесовой, ставшей верной спутницей жизни художника. До конца дней своих она оставалась глубоко верующей.

Когда грянула Первая мировая война, Голиков вновь надел военную форму и отправился на фронт. В 1914—17 годах Голиков сражался в составе 27 Сибирского полка, и был контужен. На войне Голиков испытал не только военные тяготы и гибель товарищей. В какой-то разрушенной немецкой усадьбе в Восточной Пруссии он нашел книгу о Рафаэле с прекрасно выполненными иллюстрациями (немецкое издание «Классики искусств»). Невиданные ранее творения великого итальянца потрясли Ивана и дали новый импульс его творчеству. Это был, по словам палешанина, «чистый и светлый родник». Книга помогала ему переносить тяготы окопной жизни, он не расставался с ней и в мирное время.

После первой мировой войны и Октябрьской революции художник не захотел принимать участие в братоубийстве Гражданской войны ни на чьей стороне. При этом как-то надо было жить и стараться не дисквалифицироваться как художник. Голиков работал театральным художником в Шуе, Кинешме, Иваново-Вознесенске и Костроме, создавал декорации к спектаклям «Лес», «Гроза», «Снегурочка», «Борис Годунов», «Русская свадьба» и «Лекарь поневоле». Да, это была не иконопись, но, по крайней мере, Голиков не рисовал пропагандистские плакаты.

Тем времени в самом Палехе также произошли изменения в жизни местных иконописцев. В 1918 художники создают Палехскую художественную декоративную артель, которая занималась росписью по дереву. Но пока сами художники еще не могли определить, в каком стиле работать им новых условиях. Требовался авторитетный художник с качествами лидера, который бы смог создать основы нового искусства, опирающегося на национальные художественные традиции. Таким художником и стал Иван Голиков.

В 1921 году он создал свою первую миниатюру на шкатулке из папье-маше: «Охота на медведя». Вскоре, работая в мастерской художника А. А. Глазунова, Иван Голиков создал целый ряд росписей на папье-маше, наметив основные черты нового искусства, и став его отцом-основателем. Тогда же палешане впервые познакомились с новым материалом папье-маше, являвшемся на протяжении века основой для лаковой миниатюры Федоскина. Бывшие иконописцы быстро освоили новый материал, перенеся на него традиционную для древнерусской иконы технологию темперной живописи и условную стилистику изображения.

Голиковым была изобретена своя техника наложения красок, во многом отличающаяся от применяемой и принятой всеми художниками.

Голиков смог органично синтезировать особенности трёх иконописных школ — Палехской, Строгановской и Ярославской. Поскольку после победы советской власти ремесло иконописца стало запретным, практически невозможным стало изучение исполнительского мастерства древней иконописи и, кроме того, грозило гибелью и самим произведениям иконописного искусства, то чтобы сохранить древнерусские традиции художники-иконописцы синтезировали древнюю технику письма и предметное творчество. Это и дало развитие новому искусству лаковой миниатюрной живописи в таких иконописных центрах, как Палех, Мстера и Холуй.

Необычный опыт и своеобразная исполнительская манера Ивана Голикова заинтересовал искусствоведов, среди которых был историк и популяризатор русского народного искусства А. В. Бакушинский, (кстати, дальний родственник художника), оказавший помощь художнику в организации артели из бывших иконописцев.

 В 1923 работы были представлены на художественно-промышленной выставке в Москве и удостоены диплома 2 степени. В этом же 1923 году по инициативе А. В. Бакушинского в Палехе предпринимается ряд опытов росписи деревянных шкатулок и тарелок на темы русских песен и сказок в духе иконописных традиций. Инициативу А. В. Бакушинского горячо подержал и пропагандировал писатель А. М. Горький. Поддержка знаменитого писателя, с мнением которого считались большевистские вожди, сыграла огромную роль в том, что в период страшных гонений на все русское, лаковая миниатюра в Палехе не была уничтожена на корню. Горький также помог в открытии в Палехе художественного училища. К впервые созданной мастерской, где занимались уже не иконописью, а миниатюрой, примкнули старейшие палехские мастера, помимо самого Ивана Голикова, бывшие иконописцы: Александр Котухин, Иван Вакуров, Иван Баканов, Иван Маркичев.

4-5 декабря 1924 года ими была создана «Артель древней живописи», костяк которой составили бывшие иконописцы. Всего на момент создания в артели было 7 человек. Голиков стал бесспорным и непререкаемым главой этого объединения художников, хотя формальным председателем артели был художник А.И. Зубков.

В том же 1924 году работы палехских мастеров — самого И. И. Голикова, И. М. Баканова, И. В. Маркичева и А. В. Котухина были показаны на XIV Международной художественной выставке в Венеции, вызвав сенсацию. В следующем, 1925 году «Артель древней живописи» получила Гран-при на Всемирной выставке декоративных искусств в Париже. Всего артель получила 6 золотых медалей. После Парижа были успехи в Милане, Вене и Берлине.

В 1925 году Голиков познакомился с писателем Ефимов Вихревым. Они стали друзьями на всю жизнь. Вихрев сыграл важную роль в популяризации нового палехского искусства. Быстро появившиеся в печати, рассказы и книги Вихрева о Палехской Артели художников, очаровавших своим искусством его самого и привозимых с собой друзей-писателей, то Палех мог бы и не состояться.

В 1926 году вышла в свет книга А. В. Бакушинского «Палехские лаки», сделавшая искусство палешан известным всей стране. Книга Е. Вихрева «Палех», вышедшая в 1930 году, закрепила всероссийскую славу Палеха. В 1932 году в Москве состоялась выставка «Искусство Палеха», в которой участвовали и художники артели вместе с Голиковым. Выставку посетили многие влиятельные советские деятели, включая писателя Горького.

Сам Голиков в начале 30-х продолжал активно творить. Работал он на самых различных материалах: на дереве, холсте, бумаге, стекле, металле, рогоже, фарфоре, кости. Но больше всего, конечно, на папье-маше.

Иван Голиков расписал множество лакированных изделий — от крупных ларцов, до миниатюрных бисерниц. Советская эпоха сказалась, в частности, над его миниатюрами на сюжет поэмы А. Блока «Двенадцать». Работал Голиков, вспоминая свой опыт времен Гражданской войны, над декорациями для Ленинградского Этнографического театра. За 13 лет работы им было создано более тысячи произведений самых разных жанров.

Все его работы являют собой образец тончайшего письма, превосходных композиционных решений, и необычного подхода к былинным и литературным сюжетам. Многие из них он брал непосредственно из самой жизни; Голиков говорил: «Выхожу на улицу, наблюдаю за природой вечера, прежде чем начать писать картину, сначала переживу, весь уйду в тот мир, который нужно изображать …». По воспоминаниям сына, также замечательного палехского художника Николая Ивановича Голикова, отец « Зимой частенько в бурю и метель выходил на улицу, слушал музыку вихрей». Работая над сюжетами из «Сказки о царе Салтане» или над иллюстрациями «Слова о полку Игореви», Голиков просил, что бы для творческого вдохновения в то время, когда он рисовал, ему читали отрывки из этих произведений, хотя он и так знал их наизусть. Его жена, обладавшая приятным голосом и знавшая множество народных песен, часто пела ему в период создания очередного шедевра. Не отсюда ли музыкальность и лиричность произведений Голикова?

Тематика произведений Ивана Голика обширна: история, фольклор, литература, сельские мотивы, современная, революционная, битвы, тройки, орнаментальные мотивы («Адам в Раю», «Бесы», «Битва», «Борис Годунов», «Гулянье в лесу», «Гармонист», «Гадание на Ивана Купалу», «Герб СССР», «Дядюшка Яков», «Жнитво», «Звери», «Игра в шашки», «Карусель», «Коромысловая башня», «Лоэнгрин», «Масленица», «Наполеон», «Орнаменты», «Пахота на волах», «Петухи», «Пожар», «Слово о полку Игореве», «Сказка о рыбаке и рыбке», «Степан Разин», «Ромео и Джульетта», «Тройка красных коней», «Хоровод» и другие).

Вершиной его творчества считаются миниатюры, созданные в 1932—33 годах по предложению Горького для подарочного издания «Слова о полку Игореве», вышедшего в 1934 году в издательстве Academia. Ивану Голикову в 1935 году в ознаменование 10-летия артели художников было присвоено звание заслуженного деятеля искусств России. В родном Палехе в его честь была названа улица.

Слава ничуть не испортила Голикова. Он по-прежнему был скромен в быту. Впрочем, и богатства он не имел никакого, и порой его семья просто голодала. Помимо периодических посещений Москвы, в основном ради встреч с Горьким, и к сестре Надежде, Голиков практически все время проводил в Палехе за работой. Единственный раз ему пришлось побывать месяц на лечении на курорте в Крыму в 1931 году.

Для его работ характерна смесь реальности со сказочной фантазией: на былинной красной тройке по заснеженному пейзажу у него может ехать не сказочный персонаж, а красноармеец в будёновке. Манеру отца переняли двое его сыновей, ставших палехскими мастерами лаковой живописи — Георгий Иванович (1920—1941) и Николай Иванович Голиковы (1924-2011). Художником стал также его внук Юрий Николаевич Голиков.

Художник скончался 31 марта 1937 году после тяжелой болезни. В центре Палеха Ивану Голикову установлен памятник. Именем художника также названа одна из улиц Палеха, а в 1968 году в Палехе открылся дом-музей Голикова.

Итак, головной убор, напоминающий древнерусский шлем, ставший, по иронии истории, символом вооруженной руки власти, отрекающейся от проклятого прошлого, и лаковая миниатюра, созданная безработными богомазами, ветеранами первой мировой – таковы неожиданные последствия Германской войны 1914 года в русской культуре XX столетия.

Литература

1. Бакушинский А. В. Искусство Палеха. – М, 1934.

2. Бакушинский А.В. Исследования и статьи. – М., 1981.

3. Василенко В. Народное искусство. – М., 1974.

4. Вихрев Е. Ф. Палешане. – М., 1934.

5. Вихрев Е.Ф. Родники. – М.: Советская Россия, 1984.

6. Жидков Г.В. Пушкин в искусстве Палеха. М. – Л.: Государственное издательство изобразительного Искусства, 1937.

7. Зиновьев Н.М. Искусство Палеха. – Л.: Художник РСФСР, 1968.

8. Зиновьев Н.М. Стилистические традиции искусства Палеха. – Л.: Художник РСФСР, 1981; Навозов А. Палехское чудо. – М.,

9. Котов В.Т. Художник Иван Голиков. – Ярославль, 1973.

10. Некрасова Н. М. Искусство Палеха. – М., 1966.

11. Некрасова Н. М. Палехская миниатюра. – М., 1978.

12. Некрасова Н. М. Искусство древней традиции. Палех. – М., 1984.

13. Некрасова Н. М. Русская лаковая миниатюра. Холуй, Палех. Федоскино. Мстёра. – М., 1994.

14. Пирогова Л. Лаковая миниатюра. – М., 1990.

15. Порудоминский В. Откровение Ивана Голикова. – М.: Советский художник, 1977.

16. Палех - село художников. – М., 1992.

17. Хренов М.М., Коновалов И.Ф., Дементиюк Н.В., Теровкин М.А. Военная одежда Вооруженных Сил СССР и России (1917 – 1990-е годы). – М.: Воениздат, 1999.

18. http://www.vmdaily.ru/news/2010/02/16/budenovka-lyubimij-golovnoj-ubor-krasnoarmejtsev-90200.html; http://www.dazzle.ru/spec/budenovka.shtml

19. http://www.isaac.spb.ru/digest/num9/zaks

20. http://www.bibliotekar.ru/rusPaleh/4.htm

21. http://palekh.narod.ru/win/golik_ii.htm